?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (19, окончание)

May. 23rd, 2019 | 05:22 pm
reposted by sprecher_24




ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВА
ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АНДРЕЯ ВЛАДИМIРОВИЧА

(окончание)




























































Link | Leave a comment

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (18)

May. 23rd, 2019 | 05:21 pm
reposted by sprecher_24




ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВА
ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АНДРЕЯ ВЛАДИМIРОВИЧА

(начало)


Цикл «Алапаевский архив» мы завершаем публикацией документов, собранных Великим Князем Андреем Владимiровичем (1879–1956).
Его подпись, наряду с другими сыновьями Великой Княгини Марии Павловны старшей, стояла под письмом-ультиматумом Императору Николаю II в связи с убийством Царского Друга Г.Е. Распутина, написанном перед роковыми событиями февраля 1917-го, повлекшими за собой падение Династии и Исторической России.
Об участии в этом Великого Князя, равно как и об особых обстоятельствах, в которых он вынужден был в 1920 г. оставить родину, мы уже писали.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/52163.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/87394.html

В эмиграции Андрей Владимiрович примкнул к своему брату, Великому Князю Кириллу Владимiровичу, объявившему себя Императором, состоя его представителем во Франции, а также председателем созданного при нем Совещания, за что «Кирилл I» даровал перешедшей в Православие его супруге, балерине Матильде Кшесинской титул «княгини Красинской», против чего природные польские графы, исконно носившие эту фамилию, энергично протестовали.
Во многом в связи с этими чисто практическими задачами обезпечения интересов своего брата формировался и личный архив Андрея Владимiровича, потому главным образом и интересовавшегося судьбой Царской Семьи и других Членов Дома Романовых, убитых в России. С этой целью он вступал в контакты с теми, кто был причастен к следствию.

https://sergey-v-fomin.livejournal.com/249069.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/249777.html

Этими же причинами, вероятно, был вызван и его интерес к Лжеанастасии:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/251081.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/254883.html

Хотя в последнем случае всё обстояло, видимо, гораздо сложнее: одно время Великий Князь открыто поддерживал притязания Анны Андерсон, однако вскоре, во многом под давлением Семьи, вынужден был отказаться от своих первоначальных заявлений.


Великий Князь Андрей Владимiрович с Матильдой Кшесинской и их сыном Владимiром в первые годы эмиграции.

Интерес к документам, собранным Андреем Владимiровичем, обусловлен его личностью. Дело не только в его происхождении, но также в его образовании, предрасположенности и навыках.
Помимо Михайловского артиллерийского училища он окончил еще и Александровскую военно-юридическую академию (1905), будучи впоследствии прикомандирован к ней.
В специально посвященной личному архиву Андрея Владимiровича статье известный современный монархист-легитимист историк А.Н. Закатов пишет:
«Архив Великого Князя, который он с такой любовью и тщательностью собирал всю жизнь, хранился у [его сына] Светлейшего Князя В.А. Романовского-Красинского. Когда тот скончался бездетным в 1974 г., Глава Императорского Дома Великий Князь Владимiр Кириллович распорядился перевезти это архивное собрание в Сен-Бриак. Однако туда попала лишь часть архива. Другая часть оказалась в руках частного лица А.Д. Волкова, в 1997 г. передавшего ее в ГАРФ. Там находятся семейные документы Великого Князя и Светлейшей Княгини М.Ф. Романовской-Красинской, материалы о самозванке, именовавшей себя Великой Княжной Анастасией Николаевной, документы Младоросской партии, рукописи, воспоминания и переписка Андрея Владимiровича с другими Членами Российского Императорского Дома в изгнании» (А.Н. Закатов «Августейший архивист. Судьба и историко-архивная деятельность Великого Князя Андрея Владимiровича» // «Труды Историко-архивного института». Т. 37. М. 2007).
«В ЦГАОРе (ныне ГАРФе), – пишет далее Александр Николаевич, – существует личный фонд Великого Князя (650), содержащий документы дореволюционного происхождения, а в недавнее время появился еще один фонд (10060), включающий часть его зарубежного архива. Другая часть этого же документального собрания хранится в Архиве Российского Императорского Дома. […]
…Великий Князь особо заботился о правильном оформлении и хранении документов. Собственный архив Андрея Владимiровича находился в безупречном состоянии. […] Большой интерес представляют дела, содержащие вырезки из русских эмигрантских и иностранных газет о Российском Императорском Доме за 1921-1944 гг. Вырезки вклеены в альбомы, возле каждой из них дается ссылка на издание с указанием даты и номера».



Великий Князь Андрей Владимiрович с Матильдой Феликсовной и их сыном Владимiром Андреевичем у своего парижского дома после войны.

Были среди этих документов – теперь, благодаря сегодняшней нашей публикации, мы это знаем точно – и материалы об Алапаевских мучениках.
Прежде всего, это 33 страницы машинописи с выписками из документов расследования Н.А. Соколова, книги игумена Серафима (Кузнецова) «Мученики Христианского долга» (Пекин. 1920) и документов о погребении тел в 1919 г., а также «Общее заключение по данным предварительного следствия».
Из отдельного двухстраничного введения, озаглавленного «Несколько слов по поводу этих записок», мы узнаем о контактах Великого Князя со следователем Н.А. Соколовым в Париже осенью 1921 г.
В конце странички имеется рукописная пометка: «перепечатал из тетрадки» и личная подпись Андрея Владимiровича. Поставлена также дата: «10 августа 1923 г. Кап Д`Ай. Вилла Алам».
Эта та самая вилла на Лазурном берегу, принадлежавшая Матильде Кшесинской, на которую они прибыли 12/25 марта 1920 г.
Первым владельцем этой виллы (именуемой в некоторых публикациях Villa Marizzina) была итальянская графиня, которая и продала ее еще до революции балерине. Жили здесь оформившие брак в Каннах в январе 1921 г. новые владельцы вплоть до 1929 г. (некоторые называют другую дату: 1935 г.), когда вынуждены были продать дом, чтобы погасить долги, возникшие в результате пристрастия Матильды Феликсовны к азартным играм. После этого вплоть до 1980 г. виллой владела итальянская княгиня Одескальки, завещав ее своему слуге, после смерти которого находившийся в запустении дом приобрел российский миллиардер, отремонтировавший его и выставивший в 2017 г. на публичные торги.

http://www.rbc.ru/business/12/05/2017/5915aae49a7947381a2c9ac7?from=main


Великий Князь Андрей Владимiрович с Матильдой Феликсовной. 1950-е годы.

Из того же предисловия можно понять, в чем заключался главный интерес к этой теме Андрея Владимiровича. По его словам Князь Гавриил Константинович, одновременно с ним бравший дело у Н.А. Соколова, интересовался судьбой братьев, а он делал «выборки, касающиеся В. Кн. Сергея Михайловича».
Ответ, почему именно к нему был прикован интерес, довольно прост: Матильда Феликсовна, еще до того как жила с отцом Андрея Владимiровича, Великим Князем Владимiром Александровичем, была в связи с тем самым Великим Князем Сергеем Михайловичем, любившим «Малечку» всю свою жизнь. На теле последнего, извлеченном из шахты в Алапаевске, нашли медальон с ее фотографией.
Родившийся у Матильды Кшесинской в 1902 г. мальчик, названный Владимiром в память, как говорили, первого ее Августейшего любовника, во всех официальных дореволюционных документах значился как сын Великого Князя Сергея Михайловича с отчеством «Сергеевич». Лишь в 1921 г., после заключения официального брака, Андрей Владимiрович усыновил, как он утверждал, своего ребенка.
Великий Князь Дмитрий Павлович, встретивший «Вову» (так называли мальчика среди своих) через шесть лет после последней встречи, отзывался о нем весьма нелицеприятно: «развратный, испорченный и наглый». По словам очевидцев, он любил намекать на свое мнимое «царское» происхождение, будто бы нечаянно иногда роняя: «еще остались люди, в жилах которых течет Его кровь». Не принимавшие эти претензии всерьез знакомые называли его «Вово де Рюсси» («Вова всея Руси»).
Любовь к авантюрам привела его в Союз Младороссов, где он стал даже номинальным главой парижского отделения. После начала немецкой оккупации Франции принадлежность к этой просоветской организации привела его к аресту и заключению в концлагерь. Хлопоты его отца Андрея Владимiровича, обращавшегося к самым разным представителям русской эмиграции, ни к чему не привели: никто не пожелал оказать какой-либо поддержки. Выпустили его сами немцы, продержав в заключении 144 дня. Вскоре ему удалось покинуть Францию. По свидетельству исследователей, во время войны он работал на британскую разведку.



Могила Великого Князя Андрея Владимiровича его супруги Матильды Феликсовны и сына Владимiра Андреевича на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Остается прибавить, что публикуемые нами далее документы послужили основой недавно уже перепечатывавшейся нами статьи «Алапаевская трагедия», написанной Алексеем Сергеевичем Матвеевым, управляющим делами Великого Князя.
Статья вышла в 1934 г. в парижском журнале «Иллюстрированная Россия» с подзаголовком «По архивным данным Великого Князя Андрея Владимiровича».











































Окончание следует.

Link | Leave a comment {2}

[reposted post] МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (16, окончание)

May. 23rd, 2019 | 05:12 pm
reposted by sprecher_24


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(окончание)


Тем временем вокруг бушует целая вакханалия гробокопательства. Кажется нескончаемой лента подобных новостей. Обнаружен и вскрыт склеп родителей фельдмаршала М.И. Кутузова. В Старице извлекли из-под спуда мощи местночтимой преподобной монахини Пелагеи, ближайшей родственницы Патриарха Иова. (Мощи направили на научную экспертизу в Москву).
В октябре 2005 г. в Донском монастыре перезахоронили прах генерала А.И. Деникина с женой Ксенией Васильевной и философа И.А. Ильина с супругой Натальей Николаевной.



Могилы перезахороненных в Донском монастыре деятелей Белого движения. Май 2007 г.

В январе 2007 г. туда же перенесли обнаруженные в Харбине останки генерала В.О. Каппеля, активное участие в котором принимал уже знакомый нам «военный китаист» Д.Г. Напара.
До этого на то же кладбище из Парижа, с Сент-Женевьев-де-Буа, перенесли прах писателя И.С. Шмелева с женой Ольгой Александровной.
Иван Сергеевич был автором не одних лишь пользовавшихся среди русских эмигрантов большой популярностью произведений об утраченной дореволюционной России. Описывающий зверства большевиков его роман «Солнце мертвых» А.И. Солженицын называл «настоящим свидетельством о большевизме». «Прочтите это, если у вас хватит смелости», – писал о нем Томас Манн.
Благодаря трагическому личному опыту начало войны с Германией писатель воспринял сначала как возмездие, охарактеризовав немецкое вторжение в СССР как «великий подвиг Рыцаря, поднявшего меч на Дьявола». Даже наступление немецких войск под Москвой Шмелев воспринимал как торжество Преподобного Сергия: «Я так ждал, отзвука, – благовестия ждал […] Я не обманулся сердцем, Преподобный отозвался… Я услыхал фанфары, барабан, […] специальное коммюнике: прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены… идет разделка, Преподобный в вотчину свою вступает, Божье творится…»
И.С. Шмелев мечтал быть похороненным в родной земле, Но ему и в кошмарном сне не могло привидеться, что его перенесут в страну, где памятники Ленину охраняют как один из национальных символов, где улицы с именами кровавых палачей-большевиков до сих пор продолжают поганить лик городов и весей.



Президент у могилы И.С. Шмелева.

Продолжается борьба вокруг перезахоронения праха Императрицы Марии Феодоровны. [Писалась за год до перезахоронения, состоявшегося в сентябре 2006 г. – Прим. 2018 г.] Продолжается, вопреки вполне совершенно определенному заявлению, сделанному летом 2005 г. О.Н. Куликовской–Романовой: «...Мой покойный муж Тихон Николаевич был категорически против того, чтобы безпокоить прах бабушки. [...] ...До сих пор не обнародовано никаких серьезных документальных свидетельств того, что Императрица Мария Феодоровна хотела бы покоиться в России. Ложные заявления Князя Николая Романовича о существовании некой “последней воли” Императрицы быть захороненной – со временем! – рядом с Супругом Александром III я категорически отвергаю. [...] Я хотела бы даже провести параллель с 1918 годом. Тогда тоже говорили: “Государь и его семья в надежном месте!” Народ не должен был знать, что Их всех уже расстреляли! Да уж, более надежного места быть не может».


Катафалк с гробом Императрицы Марии Феодоровны въезжает в Петропавловскую крепость. С.-Петербург. Сентябрь 2006 г.

До этого, как мы уже писали, тут же в Петропавловском соборе Петербурга в Великокняжеской усыпальнице, были погребены Владимiр Кириллович (1992) и его супруга Леонида Георгиевна (2010), скончавшиеся соответственно в Майами (США) и Мадриде. Сюда же в 1995 г. из германского Кобурга были перенесены останки Великого Князя Кирилла Владимiровича и Великой Княгини Виктории Феодоровны.
Наконец, весной 2015 г. состоялось еще одно перезахоронение: из Франции был доставлен прах Великого Князя Николая Николаевича младшего и его супруги Великой Княгини Анастасии Николаевны. Это стало возможным благодаря поддержке премьер-министра Д.А. Медведева и спикера Государственной думы С.Е. Нарышкина. Останки были захоронены в часовне Преображения Господня на Братском кладбище в Москве. На церемонии присутствовали Патриарх Кирилл, С.Е. Нарышкин, мэр Москвы С.С. Собянин. Заупокойную литию совершал митрополит Волоколамский Илларион (Алфеев).



Церемония перезахоронения Великого Князя Николая Николаевича. Москва. 30 апреля 2015 г.

Всё, однако, затмевают «поиски» могилы Ивана Сусанина. Начиная с лета 2001 г., в течение двух лет копали в 150 метрах от полуразрушенной церквушки деревни Исупово Костромской области. Было вскрыто 360 могил! «Работа адская!» – признавались сами гробокопатели.
Причастный к «обретению» т.н. «екатеринбургских останков» (захороненных потом Ельциным в Петропавловской крепости) заведующий отделом идентификации личности Российского центра судебно–медицинской экспертизы, профессор В.Н. Звягин, к которому обратились за помощью из Костромы, так прокомментировал эти усилия: «Этот титанический труд можно сравнить, наверное, лишь с [...] исследованием некрополя прародителей Дома Романовых в Новоспасском монастыре...» (Об этом «исследовании» мы также уже писали).
В ходе работы по идентификации праха Ивана Сусанина облеченный особым доверием профессор «составил генеалогическое древо рода Сусаниных вплоть до ныне здравствующих потомков», а также вскрыл «останки некоторых захоронений ближайших потомков героя» (М. Капралова «Сусанин запутал ученых. Эксперты опровергают версию, что народный герой погиб на болоте» // «Московский комсомолец». 2005. 8 февраля).



Масштаб гробокопательства во время «поисков останков Ивана Сусанина»:
https://www.vladimir.kp.ru/daily/22957/1142/

Проследить динамику изменения характера доступа определенных сил к интересующему их «антропологическому материалу», часто являющегося, как мы могли убедиться, православной святыней, можно на примере пореволюционной судьбы мощей Святого Благоверного Князя Андрея Боголюбского.


Святой Благоверный Князь Андрей Боголюбский. Эскиз Виктора Васнецова для росписи Владимiрского собора в Киеве. 1885-1896 гг.

Сразу же после вскрытия в феврале 1919 г. они были переданы в ведение Главмузея Наркомпроса (Т.П. Тимофеева «Лежит в развалинах твой храм... О судьбах церковной архитектуры Владимiраского края (1918–1939). Документальные хроники». Владимiр. 1999. С. 10).


Нападение на Князя Андрея Юрьевича Боголюбского заговорщиков Кучковичей. Миниатюра из Радзивилловской летописи XV в.

С тех пор, вплоть до начала войны, по крайней мере, мощи были открыты для различного рода манипуляций.
Первый документально зафиксированный интерес к ним датируется 1934 годом. Известно, что в тот год, 7 августа Владимiрский краеведческий музей «временно передал» (до 1 января 1935 г.) Институту истории феодального общества Государственной академии истории материальной культуры в Ленинграде «для антрополого-рентгенологического изучения костные останки князя Андрея Боголюбского» (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского. Историческое расследование». СПб. 2003. С. 168-170).



«Они же глас услышавше, вратишася опять на нь. Он же побеже под сени. И налесше его ту, и ту и скончаша й. Петр же ему отътя руку десную. И убьен же бысть в суботу на ночь».
Отсечение руки и убийство Князя Андрея Юрьевича заговорщиков. Миниатюра из Радзивилловской летописи XV в.

Однако в рентгено-антропологическую лабораторию Государственного рентгенологического института в том же Ленинграде мощи попали далеко не сразу, а только в ноябре-декабре 1934 г. (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 172). Где и у кого они находились в течение трех-четырех месяцев неизвестно.
Лишь после этого княжеские мощи попали наконец в руки профессора Д.Г. Рохлина и его ассистента А.Е. Рубашевой, входившей впоследствии, наряду с М.А. Финкельштейном, Е.И. Преловой и В.С. Майковой, в состав «палеопатологической школы», созданной их многоопытным патроном (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 171; А.П. Бужилова «Древнее население. Палеопатологические аспекты исследования». М. 1995. С. 3, 9. Библиография на с. 173-180).



Дмитрий Герасимович Рохлин (1895–1981) – рентгенолог-радиолог, анатом. Профессор (1932). Доктор медицинских наук (1935). Член-корреспондент АМН СССР (1946). Работал в Центральном рентгенологическом институте в Петрограде (с 1923). До 1941 г. заведовал там рентгенодиагностическим отделением и лабораторией рентгенологии, рентгеноантропологии и патологии костей и суставов. Рентгенолог ряда фронтов (1941-1945). Заведующий кафедрой рентгенологии и радиологии 1-го Ленинградского медицинского института (1945-1972). О Д. Г. Рохлине см.: «Российская еврейская энциклопедия». Т. 2. М. 1995. С. 501; А. Поповский «Поправки к летописи» // «Наука и жизнь». 1964. № 1.

О том, какие манипуляции проделывали эти ученые, можно только догадываться. При возвращении мощей Князя Андрея во Владимiр, например, в официальном документе от 20 февраля 1935 г. был зафиксирован «недостаток нескольких костей от рук» (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 175).
Итоги изучения мощей были изложены сначала в статье, а позднее – в специальной монографии (Д.Г. Рохлин, В.С. Майкова-Строганова «Рентгеноантропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского» // «Проблемы истории докапиталистических обществ». 1935, № 9-10; Д.Г. Рохлин «Болезни древних людей». М.-Л. 1965).
Минуло несколько лет и перед самой войной в Москву был отправлен череп Князя Андрея для воссоздания его внешнего облика. Работы вел ставший впоследствии известным антрополог Михаил Михайлович Герасимов (1907–1970).
Некоторые подробности об этой реконструкции можно найти в целом ряде работ («Антропологическая реконструкция и проблемы палеоэтнографии. Сб. памяти М.М. Герасимова». М. 1973; М.В. Кисин, В.А. Снетков, Э.А. Финн «Установление личности погибшего по черепу». М. 1973; В.А. и Н.А. Флоренсовы, Н.И. Медведев «Непроторенным путем. Жизнь и творчество М.М. Герасимова». Иркутск. 1979).
Среди реконструкций по черепу, проведенных антропологом М.М. Герасимовым, – Великий Князь Ярослав Мудрый, Царь Иоанн Васильевич Грозный и Его Сын – Великий Князь Феодор Иоаннович. Исследования, как правило, он вел в тесном сотрудничестве с В.В. Гинзбургом.
Последний произведя антропологические измерения главы Князя Андрея Боголюбского, пришел к выводу о «нордическом» «расовом типе черепа в целом» (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 181).



Вульф Вениаминович Гинзбург (1904–1969) – анатом и антрополог. Аспирант Института этнографии АН СССР (1931). По результатам экспедиций в Таджикистан защитил в 1935 г. кандидатскую диссертацию, издав монографию «Горные таджики» (1937). Преподаватель анатомии в Военно-медицинской академии (1937–1959). Работал в Институте этнографии и Ленинградском университете (1938–1941). Доктор медицинских наук (1945). Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Профессор (1949). Научные труды посвящены методам расового анализа, соотношения расы и конституции. Один из основоположников этнической антропологии в СССР (Российская еврейская энциклопедия. Т. 1. М. 1994. С. 310).

Первые результаты изучения черепа Святого Благоверного Князя были изложены в докладах Герасимова и Гинзбурга на пленуме Государственной академии истории материальной культуры 11-15 марта 1941 г., а затем в специальных статьях и монографии (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 181; В.В. Гинзбург, М.М. Герасимов «Андрей Боголюбский» // «Краткие сообщения Института истории материальной культуры». Т. XI. 1945; М.М. Герасимов «Основы восстановления лица по черепу». М. 1949. С. 144-151).
Характерно, что на открытых обсуждениях некоторые, даже весьма «видные, ученые» не соглашались со ставшей теперь уже чуть ли не хрестоматийной реконструкцией М.М. Герасимова (Б.В. Ляпунов «Из глубины веков. О работах лауреата Сталинской премии М.М. Герасимова». М. 1953. С. 77-78).
Особого замечания заслуживает то обстоятельство, что череп Князя Андрея возвратился во Владимiр лишь 21 августа 1943 года (Ю.В. Кривошеев «Гибель Андрея Боголюбского». С. 184).
Всё это время он, скорее всего, находился у М.М. Герасимова. Причем не на работе, а дома. А возвращение его было связано с неким скандалом, возникшим в связи с аналогичной ситуацией с черепом эмира Тимура (Тамерлана), который антрополог, несмотря на то, что давно окончил работу с ним, также не спешил возвращать. Гроза разразилась на самом верху...



М.М. Герасимов с созданными им портретами-реконструкциями.

Начиная с послевоенного времени, когда некоторые иерархи и приходы Православной Церкви начали ставить перед властями вопрос о возвращении мощей, положение действительно несколько изменилось (С.В. Фомин «Последний Царский Святой». СПб. 2003. С. 541-570, 661-666).
Если еще в 1940 г. по поводу лежащих под стеклом в музее без каких–либо покровов княжеских мощей посетители могли писать в книге отзывов о том, что им-де «очень понравились мощи Андрея Боголюбского и древние ножи вообще», то в 1958 г. на официальном бланке Академии медицинских наук академик Серебряков мог уже писать, и не куда-нибудь, а прямо в обком партии «о недопустимости глумления над останками выдающегося деятеля древней Руси – только так можно назвать выставленные напоказ останки князя. Далее академик писал, что, кроме того, это экспонирование является оскорблением чувств верующих – ведь Андрей Боголюбский канонизирован» (А.И. Аксенова «Загробная Одиссея князя» // «Живая история. Памятники и музеи Владимiро-Суздальского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника». М. 2000. С. 172, 174).



Наплечник Князя Андрея Юрьевича Боголюбского, подаренный ему Императором Фридрихом Барбароссой Германский национальный музей в Нюрнберге.

Возможно, в связи с этим по указанию обкома партии мощи отправляют – с глаз долой – в Государственный исторический музей в Москве. Причем без каких-либо документов о передаче.
В начале 1960-х их возвращают, хранят в запасниках, до 1982 г. даже не ставя на учет! В середине 1980-х секретарь Владимiрского обкома КПСС Н.И. Шагов требует от директора музея: «Даю тебе две недели! Чтоб мощей во Владимiре не было!» Но ни один музей страны их не взял. Отказались. Наконец 3 марта 1987 г. мощи возвращают Церкви (А.И. Аксенова «Загробная Одиссея князя». С. 172, 175).
Незадолго до начала этой последней подковерной борьбы, в начале 1980-х, зафиксирована еще одна вспышка интереса к обследованию княжеских мощей. Особую настойчивость открыто проявлял владимiрский судебно-медицинский эксперт М.А. Фурман.
Кое-что из того, что интересовало «исследователей», выболтал впоследствии сам Фурман: «уточнить бы расовые признаки»; «разве не интересно было бы попробовать проследить родословную Боголюбских, затерявшуюся в глубине веков? Ведь не исключено, что потомки князя и до сих пор живут рядом с нами» (М. Фурман «Андрей Боголюбский. Прикосновение к тайне (из записок судебно-медицинского эксперта)» // «Владимiр. Литературно-художественный и краеведческий сборник». Владимiр. 1995. С. 198).
Вспомните в связи с этим возникшие двадцать с лишним лет спустя интересы «исследовавших» останки Ивана Сусанина к генеалогии этого рода, и вам станет ясна идентичность интересов.



Марк Айзикович Фурман. Родился в 1936 г. в Кишиневе. После окончания Горьковского медицинского института (1964) работал судмедэкспертом. С 1968 г. во Владимiре (эксперт-криминалист Владимiрского областного бюро судебно-медицинской экспертизы). В 1973 г. защитил кандидатскую диссертацию. В 1973-2001 гг. заведующий медико-криминалистическим отделением «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Владимiрской области, а с 2001 г. и по настоящее время врач и судебно-медицинский эксперт этого отделения. Автор более научных работ по проблемам судебной медицины и криминалистики и 16 книг прозы. Заслуженный врач РФ (1996). Лауреат Первой премии МВД РФ за 2009 г. и второй областной премии «Владимiрская Русь» 2011 г., учрежденной в память о Князе Андрее Боголюбском.

«Известный владимiрский криминалист М. Фурман, – вспоминает об этом последнем нахальном напоре директор музея А.И. Аксенова, – неоднократно обращается ко мне с просьбой “выдать мощи на предмет исследования на современном уровне группой ученых”. Сколько можно?! Отказываю под разными причинами – они на реставрации, еще что-то сочиняю. А он все звонит, пишет письма» (А.И. Аксенова «Загробная Одиссея князя». С. 175).
Но – в конце концов – Фурман добился своего. В фондах музей ему приносят деревянные ящики, он разворачивает кости, завернутые в номера «Известий» 1948 года. Возвращая, завертывает их «в свежие газеты» (М. Фурман «Андрей Боголюбский. Прикосновение к тайне». С. 196-197).
Однако вернуться к исследованиям Фурману больше не удалось. «...В наши планы, – писал он, – вмешались какие–то посторонние, мощные и влиятельные силы. Бороться с ними было безполезно». И далее, после передачи мощей Церкви: «Теперь до останков этой выдающейся личности не дотянуться науке, судебным медикам, археологам, историкам. Они канули в вечность, ушли в иные измерения, иные мiры».
В 2004 г., отвечая на вопрос анкеты местного отделения Союза журналистов «Историческая личность, которая Вас больше всего интересует», Марк Айзикович без колебаний ответил: «Андрей Боголюбский, после того, как в 1982 году я осматривал его останки. Тем более, что намечаемая судебно-медицинская экспертиза останков в Институте судебной медицины и Институте археологии СССР по непонятным причинам тогда, так и не была проведена. В предоставлении останков Москве отказал Владимiр».
Всё, возможно, так и было. На тот момент. Однако выход из создавшегося сложного положения та сторона нашла быстро: теперь к ней всё сами несут...



Фрагмент обложки одной из книг М.А. Фурмана «Убийство под микроскопом».

Как бы то ни было, а гробокопательство становится мрачной приметой и без того не простого времени. При нашем молчаливом согласии, под разными предлогами и личинами, происходит, как недавно заметила ученый и поэт Н.А. Ганина, «осквернение святынь, или, по удачному слову, в ином применении пущенному в оборот Н. Бурляевым – “МОГИЛИЗАЦИИ”».
http://pravaya.ru/idea/169/2317
МОГИЛИЗАЦИИ РОССИИ. МОГИЛИЗАЦИИ МIРА.
Для того, чтобы хоть как-то осознать, какое грядущее нам готовится такой наукой и ее ассистентами, приведем реальную историю со знаменитой Туринской плащаницей:
«По сути дела, вся плащаница залита кровью. [...] Изучая плащаницу, Хеллер и Эдлер в результате спектроскопических исследований 1980 г. определили в следах крови гемоглобин, а в 1981 г. – билирубин и альбумин. Они провели 12 специальных тестов, которые подтвердили, что на плащанице обнаружена настоящая кровь. Наконец, Болоне, Йорио и Массаро убедительно показали: перед нами именно человеческая кровь, которая принадлежит к IV группе (АВ)» (Свящ. Вячеслав Синельников. «Туринская плащаница на заре новой эры». М. Сретенский монастырь. 2000. С. 70, 72).
Эта группа реже других встречается у людей: примерно у 5 процентов (Свящ. Вячеслав Синельников. «Христос и образ первого века». М. Сретенский монастырь. 2003. С. 309).
Тут весьма кстати вспомнить сказанное великим русским композитором современности Г.В. Свиридовым в последние годы жизни: «Единственное, что передается нам от предков и что мы передаем потомкам нетленной частицей – это кровь. Только кровь. Душа безсмертна, но и безплотна. А кровь – живая нить, которая связывает нас, живущих, со всеми ушедшими, без ограничения во времени: от загадочного возникновения до сегодня и до (тоже загадочного) нашего небытия. [...] Нести в себе память обо всех до тебя живших, не просто хранить ее в сердце, но уметь передать людям – это дар Божий!» (Ю. Сбитнев «Свершившееся чудо. Воспоминания о Г.В. Свиридове, каким я его знал» // «Наш современник». 2005. № 12. С. 150).



Собор Иоанна Крестителя в Турине, где хранится Плащаница.

Но далее: «Когда мы имеем дело с обычными пробами крови на ДНК, мы соприкасаемся только с медико-биологическими проблемами. При анализе крови с Туринской плащаницы на нас возлагается груз этических, моральных и даже богословских вопросов. Они решены не были.
К великому сожалению, дело зашло слишком далеко. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Виктор Трайон – профессор микробиологии и директор университета Техасского центра высоких технологий ДНК точно определил три человеческих, принадлежащих мужчине гена. Это было бы вполне рядовым событием, если бы не источник информации. Образцы для анализа были взяты из пятен крови на Туринской плащанице. Что это – научное достижение или начало чудовищного эксперимента? Мы находимся на той зыбкой грани, за которую науке лучше не переходить, и вот почему.



«Исследования под микроскопом, проведенные в 1978 году, отчетливо показали, что на нитках ткани нет ни малейших признаков пигментов или красителей. Кровь и в самом деле оказалась кровью».

Расскажем по порядку. История того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы – сочетание недопустимой научной любознательности и стечения обстоятельств. Итак, вернемся в 1988 г., когда профессора Джованни Риджи и Луиджи Гонелла из Турина лично отрезают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа.
Ученые начали работу в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. с удаления полоски полотна длиной восемьдесят один миллиметр и шириной в шестнадцать. Она была аккуратно разрезана пополам. Одну половину отдали кардиналу Баллестреро, который в то время являлся официальным хранителем плащаницы. Другую половину разделили на три равных части, каждая весом примерно в 50 мг, и вручили представителям лабораторий Цюриха, Оксфорда и Таксона для проведения радиоуглеродного анализа.
Операция по вырезанию ткани была закончена в 13 часов дня; однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в обитую серебром раку. Что делали с ней в течение семи с половиной часов?
За это время профессор Риджи положил начало цепи событий, последствия которых трудно предсказать. Он изъял образцы крови из области подтеков на голове, желая впоследствии выяснить их генетические характеристики. Джованни Риджи использовал два крошечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображению, о скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечатались спинная часть и затылочная часть головы. Профессор действовал легально. Его действия не были секретом, потому что все операции, производимые с плащаницей, записывали на пленку для официального отчета и проводили под наблюдением двадцати техников и духовенства.



Профессор Джованни Риджи скончался 5 января 2008 г.

Следующее событие является классическим образцом безответственности. После завершения всех работ 1988 г. с Туринской плащаницей образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были переданы кардиналом Баллестреро профессору Риджи, а он положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка. Таким образом уникальный материал оказался в частных руках и мог быть подвергнут анализу без глубокого изучения всех последствий такого шага. Зачем подобным образом поступил официальный хранитель Туринской плащаницы – остается загадкой. [...]
Преемник кардинала Баллестреро, хранитель плащаницы кардинал Сальдарини, к которому [через четыре года] обратился [профессор Гарса-Вальдес] за разрешением исследовать плащаницу, направил Вальдеса к профессору Джованни Риджи, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. [...] ...Гарса-Вальдес предложил Риджи услуги университета техасского центра изучения здоровья в Сан-Антонио для дальнейшего исследования выборок из области подтеков крови на голове.
Профессор Риджи не устоял перед соблазном. Он поехал в Америку, взяв с собой драгоценные выборки. Когда итальянский профессор пересек Атлантику, то в Сан-Антонио к исследованиям подключились профессор микробиологии университета Стефен Меттингли и профессор Виктор Трайон, руководитель университетского центра технологий ДНК.
Дальнейшее нам известно. Профессор Трайон при изучении липкой ленты, несущей на себе частички засохшей крови с плащаницы, без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая Х и Y–хромосомы. Второй фрагмент показал точно такой результат – распят мужчина...
Казалось – надо радоваться: генетика раскрывает невиданные тайны...



«В 1980 году ученые Геллер и Адлер провели спектроскопические исследования и обнаружили в следах крови на плащанице гемоглобин, а в 1981 году – билирубин и альбумин».

Очень прискорбно, но почти все научные достижения и открытия рано или поздно обращаются против человечества. Когда Кюри обнаружил радиоактивность, он не мог помыслить о современных средствах ядерного поражения. Когда Мендель скрещивал разного цвета горох, он не подозревал, что к концу двадцатого века станут выращивать свинью с некоторыми человеческими генами. [...]
Заранее не решенные сложнейшие морально–этические и духовные проблемы обнажили перед специалистами ряд труднейших вопросов. Да, генетический анализ может установить этнические признаки крови Человека, явившего облик на плащанице, и таким образом определить, могут ли его пары хромосом быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если 22 пары ДНК будут определены как взятые исключительно от Матери – то значение этого очевидно даже для тех, кто не изучал богословие. Однако мы имеем дело не просто с обыкновенными образцами крови. Кощунственные работы с такой кровью приведут к ужасающим последствиям.
Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Стефен Меттингли и его помощник – профессор Виктор Трайон запросили особое разрешение Ватикана. Но еще до того, как им было категорически отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в банк данных образцов крови своего университета.
Хранитель плащаницы кардинал Сальдарини издал твердое предписание, формально запрашивающее возврат выборок с плащаницы, рассеянных по всему мiру, и особенно запретил выполнение на них любых генетических тестов. К сожалению, выдать образцы гораздо проще, чем вернуть. Хотя Вальдес, Меттингли и Трайон изъявили готовность вернуть выборки, в лаборатории университета сохраняются образцы ДНК и любой ученый может с помощью известных способов умножить их в нужном количестве...
Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых сохраняют в своей лаборатории генетический код из образцов крови с плащаницы. Они могут, если научная сторона пересилит духовную, открывать его подробности... Предположим, они устоят перед соблазном, но кто может гарантировать, что доступом к этим образцам не воспользуется другой – безответственный или злонамеренный человек? И учтите: технологии, которые требуют значительных инвестиций и создания соответствующей инфраструктуры (как при производстве ядерного оружия) намного легче контролировать, чем то, что могут осуществить несколько ученых в университетской лаборатории. Во всей полноте, генетический код строго индивидуален и неповторим. Последствия использования ДНК из следов крови с плащаницы могут дать непредсказуемый, а может быть, и зловещий результат» (Свящ. Вячеслав Синельников. «Туринская плащаница на заре новой эры». С. 73-78).




Остается прочитать авторское примечание к приведенному тексту, основанное на публикациях периодической печати последнего времени: «Клонирование человека? Третье тысячелетие едва началось, а уже калифорнийская компания приобрела два британских патента, дающих коммерческие права по созданию человеческих эмбрионов способом клонирования. Четыре года спустя после овечки Долли в Шотландии исследователям Орегонского университета из США удалось клонировать обезьяну – макаку Тетру!
Что же готовится мiру в штате Калифорния? Нечто, по своим последствиям более страшное, чем нейтронная бомба. Чудовищное развращение умов: штамповать одинаковую плоть за деньги. Как можно считать человека высокоразвитым животным, отрицать величие в нем безсмертной души?!
А не получат ли торжествующие ученые биологических двойников, внешне не отличимых от первоначального человека, но по сути чуждых ему, не создадут ли заготовки для вочеловечивания безплотных сил зла?!
Кстати, клонируя овечку, доктор Вильмут проводил опыт с замороженными, а не свежими клетками. Это означает, что нет необходимости, чтобы донор ДНК, будь то животное или человек, были живы, когда производится клонирование» (Там же. С. 77-78).
Читающий, как говорится, да разумеет!
Да, при содействии такой науки (а иной просто нет!) мiр попадет, в конце концов, в объятия антихриста. Другой сегмент этого сатанинского плана – путем таких же генных исследований с одновременным составлением генеалогии привести к выявлению (при введении антропометрических данных о каждом человеке в документы, удостоверяющие личность) представителей Царского Рода с последующей их нейтрализацией (до убийства включительно). Речь мы – уточним – ведем не столько о Рюриковичах или Романовых, но о представителях (включающих и названных) единого через все века избранного Богом Царского Рода.


23 ноября/6 декабря 2005 г.
Св. блгв. Вел. Кн. Александра Невского.

Link | Leave a comment {6}

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (17)

May. 23rd, 2019 | 05:05 pm
reposted by sprecher_24




РУКОПИСНАЯ КОПИЯ ПИСЬМА
КНЯГИНИ ЕЛЕНЫ ПЕТРОВНЫ СЕРБСКОЙ
(СУПРУГИ КНЯЗЯ ИОАННА КОНСТАНТИНОВИЧА)
ВЕЛИКОЙ КНЯГИНЕ ВИКТОРИИ ФЕОДОРОВНЕ

26 декабря 1918 г. Saltsjöbaden


Сальтшёбаден – шведский город на побережье Балтийского моря, являвшийся одним из излюбленных мест отдыха для высших слоев общества.
















































А теперь дадим перевод этого письма Княгини Елены Петровны, любезно выполненный одним из посетителей нашего ЖЖ:


Свято-Троицкий собор в Алапаевске, в который в 1918 г. под охраной водили Алапаевских Мучеников.

[…] детей в Лондон и Париж. Там я окажусь у самого источника новостей, но, увы, это будут лишь подробности, вероятно, чудовищные, трагического конца моего дорогого Джона [1]. Я более не могу более сомневаться в этом ужасном факте, во-первых, невозможно, чтобы никто в Сибири не знал, где находится он и его братья, если бы побег действительно состоялся. Во-вторых, Виктория Баттенберг [2] написала моей свекрови, что английский консул в Екатеринбурге писал, что были найдены тела Эллы и всех наших, и что их захоронили в Алапаевске с величайшим почестями. Так что, как можно еще сомневаться?

[1]. Князь Иоанн Константинович.
[2]. Урожденная принцесса Гессенская, сестра Императрицы Александры Федоровны.


Правда, консул говорит, что не удалось опознать тела, но это меня ничуть не обнадёживает. Я слишком хорошо знаю уральских большевиков, и знаю, на что они способны, и чего от них можно ожидать!! Одним словом, моё отчаяние таково, что его не описать словами! Моя жизнь совершенно разбита. Я жила только для Джона, и даже бедные дети не могут меня утешить. А ведь я ничего не могла сделать для него, я не смогла его спасти. Нет, это просто ад в моей душе и в моём сердце.
Ты просишь меня описать в нескольких строках через что я прошла за пять месяцев плена, и я постараюсь это сделать. Итак, в июне мы все находились в Алапаевске, в 12 ч от Екатеринбурга, в небольшой сельской школе, охраняемой красногвардейцами. С нами обращались довольно хорошо и, убедившись через месяц, что всё идёт неплохо и Джон ничем не рискует, я решила отправиться к детям на две – три недели.
Джон остался с Эллой
[3] (которая пообещала мне, что никогда не оставит его и также Сергеем Михайловичем, Костей, Игорем и Владимiром Палей [4]. Итак, я прибыла в Екатеринбург и телеграфировала министру Сербии, чтобы он выхлопотал мне документы для въезда в Петроград. Он же вместо документов прислал мне вагон и свиту из 7 человек! Разумеется, это показалось подозрительным, и нас преспокойно арестовали и отвезли в [скрыто], где мы провели в заключении две недели. За этим последовала эвакуация из Екатеринбурга, которому грозили чехи, и меня с моими сербами отвезли в тюремном вагоне в Пермь, где нас посадили в тюрьму.

[3]. В. Кн. Елизавета Федоровна.
[4]. Константин и Игорь Константинович, Владимiр Палей, сын В. Кн. Павла Александровича.


Описывать тебе, что это была за тюрьма [я думаю], нет необходимости. Но материальная сторона дела была сущим пустяком по сравнению с душевным состоянием. Представь себе, что такое ожидать смерти 4 месяца подряд, ведь каждую ночь из этой тюрьмы уводили мужчин и женщин на расстрел! В моей камере находились Катрин Шнейдер и несчастная Гендрикова [5] (две фрейлины Аликс [6], которых тоже выдернули из екатеринбургской тюрьмы, чтобы поместить в пермскую).
Мы прожили подобным образом шесть недель, пока однажды ночью их не увели на расстрел. Что я пережила в эту ночь, не поддаётся описанию. Одним словом, с утра до вечера началась вереница расстрелов, по сравнению с которой Петроград и Москва – это ничто по количеству жертв, которых со свирепой жестокостью уничтожали в Перми. В моей тюрьме также находились полковник Знамеровский, который также состоял при Мише
[7], и которого арестовали после побега его хозяина, жена полковника, сам полковник и его лакей был также расстреляны. Я хорошо их знала и думала, что умру от тоски, когда их увели. Сын полковника, ребёнок 7 лет, остался круглым сиротой!

[5]. Г-жа Шнейдер, чтица Императрицы, графиня Гендрикова, Её фрейлина
[6]. Императрица Александра Фёдоровна.
[7]. Великий Князь Михаил Александрович.


Я совершенно не понимаю, почему меня пощадили! Наверное, Бог смилостивился над моими детьми, а мой милый Джон, чистый и святой, как ангел, хранил меня! Я также научилась молиться и поняла, что в подобные минуты человек всегда обращается к Высшему Существу – Он один может защитить.
Итак, я провела 4 месяца в этой ужасной тюрьме в обществе воровок, женщин-убийц и проституток, но, как ни странно, именно эти несчастные утешали меня и дарили мне надежду! Уверяю тебя, что такое близкое знакомство с их судьбами пошло мне на пользу, потому, что подобное наблюдение за людскими бедами делает человека лучше. Итак, эти падшие женщины были со мной очень добры: у многих из них тоже были дети, и они понимали, как я страдаю.
И вот, в один прекрасный день, когда я поняла, что придёт и мой черёд, я решилась и написала записку сербскому офицеру, находившемуся в моей тюрьме, но с которым я не могла видеться, также, как и с моим секретарём Смирновым (русским с сербским паспортом).
Я передала записку одной доброй охраннице, которая ему её и вручила. Я в ней писала, что нужно рискнуть всем и попытаться довести до сведения Петрограда, что мы – в тюрьме. И какое неслыханное везение! У моего секретаря в Перми нашлась родственница, которой он послал записку, переданную надёжным охранником. Эта родственница тотчас же отправилась в Петроград и уведомила Норвежское представительство, которому удалось добиться нашего перевода в Москву.
Меня поместили в Кремль, а моих 4 спутников – в тюрьму. В Кремле, надо сказать, со мной обращались очень хорошо. Я жила в б. квартире Орлова; мне передавали еду со стола «Volkskommissare» [Народных Комиссаров (нем.)]; каждый день я гуляла внутри кремлевских стен в сопровождении вооруженного штыком красногвардейца, наконец, председатель «Russischen Hauptkomission» [Русской Главной Комиссии (нем.), имеется в виду ВЧК.] Петерс, чудовище, от которого зависит судьба несчастных узников тюрем – это чудовище было со мной кротко, как ягненок. Он часто посещал меня и всячески угождал мне. Я так и не смогла понять удивительную психологию такого бешеного революционера, как он.
Одним словом, я увидела, что завоевала «его благосклонность», и тогда дерзнула ему сказать, что было чудовищно расстреливать тысячи невинных людей, что никогда цивилизованная Европа этого не простит, и даже сказала ему такую фразу: «Я Вам советую не злить Англию, потому, что её месть будет ужасна. Она раздавила Германию, а всё остальное для неё – это будет, как игрушку поломать». И я действительно испугалась, когда увидела выражение его лица, вызванное моими словами!
Но через несколько мгновений его свирепое выражение сгладилось, и он мне сказал: «Ну, Вас я никогда не расстреляю, даю Вам честное слово». Тогда я ему ответила: «Поверьте, я не боюсь смерти. Я смотрела ей в лицо столько раз, и столько людей через это прошло, что я предпочту быть расстрелянной, чем оставаться пленницей».
Наконец, после месяца в Кремле, меня освободили, и вот я здесь. В течение всего срока моего заточения я ни минуты не сомневалась, что Джону со своими братьями удалось счастливо спастись в июле, и что он находится в безопасности в Сибири. И только прибыв сюда, я узнала обо всём ужасе, который разбил мою жизнь навсегда.
Все лишения в пермской тюрьме, ужасный голод (3 картофелины в день и хлеб со жмыхом и тёплою водой, холод, грязь, вода, стекающая по стенам камеры), всё это было бы ничто, если бы мой обожаемый Джон остался в живых! Но нет, я знаю, я знаю, что всё кончено, и никогда, никогда я ничего не узнаю о его последних минутах!! Я просто схожу с ума, схожу с ума от отчаяния!
Если я когда-нибудь увижу тебя, я подробно расскажу тебе эти 4 месяца в Перми. Я могу тебе сказать, что Ники
[8] определённо больше нет в живых, но что Аликс и Дети, по моему мнению, живы. Причина заключается в том, что некоторые фразы, которые я могла наблюдать [sic!] в Уральском Совете, почти точно доказывают мне, что Аликс и дети живы и, должно быть, находятся в отдаленном селении у истоков [слово скрыто] (где-то в Сибири). Во время моего пребывания в Екатеринбурге до моего ареста я не смогла увидеть Их Величества, т.к. никого не пускали, однако доктор (Боткин?), который единственный изо всей свиты оставался на свободе, поделился со мною многими подробностями о Них.

[8]. Император Николай II.

Татищев и Долгоруков были расстреляны еще в мае, почти сразу после прибытия из Тобольска в Екатеринбург. Что же касается Миши, то он жив и здоров в Сибири.
Вот, в нескольких словах, трагическая история последних пяти месяцев. Разумеется, это даёт лишь слабое представление обо всём ужасе и жестокости Уральского Совета. Это настоящее змеиное гнездо, которое надо безжалостно раздавить. Я верю в Антанту и в то, что вскоре она положит конец этим зверствам в России.
Я тебе телеграфирую, когда с моим отъездом всё будет ясно; не скрою, что поездка с детьми меня немного пугает. Я по-прежнему настолько запугана, что не могу спокойно спать и вскакиваю от каждого звука. Я рассчитываю поселиться в Булонь или Нёйи.
Я очень надеюсь, что и вы приедете в Англию или во Францию. Я буду так рада вновь вас повидать. Прошу тебя, пришли мне фотокарточку своего сына. Всего самого-самого твоему мужу, и приласкай от меня твоих детей.
Позволь выразить тебе всю мою признательность за то участие, которое ты принимаешь в моей несчастной судьбе. Твоё письмо – по-настоящему сестринское и, поверь, твои добрые слова стали бальзамом для моего сердца. Я этого никогда не забуду.
Прощай же. Храни вас Бог. Я всегда буду думать о тебе. Целую тебя от всего сердца,
С самыми горячими чувствами, твоя
ЕЛЕНА.



Перевод Николя Д.

Link | Leave a comment

[reposted post] МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (15)

May. 23rd, 2019 | 05:04 pm
reposted by sprecher_24


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(продолжение)


Следует отдать должное: сначала всё, действительно, шло как по маслу.
19 мая 2005 г. на сайте РЛ появился материал, сообщавший: «Установлено точное место захоронения Алапаевских мучеников. Теперь слово за властью: церковной и светской».

http://ruskline.ru/analitika/2005/05/19/ustanovleno_tochnoe_mesto_zahoroneniya_alapaevskih_muchenikov/
«“Русская линия” уже писала о судьбе Алапаевских мучеников, – говорилось в редакционном предисловии. – И вот дело сдвинулось с мертвой точки. Дмитрий Напара из Пекина, давно занимающийся этим вопросом, прислал нам уникальный документ – отчет о проведении поисковых работ на месте последнего упокоения умученных представителей Дома Романовых».


Территория Русской Духовной Миссии в Пекине с высоты птичьего полета. 1930-е годы. Всё еще цело…

Приведем и мы этот документ в части касающейся непосредственно Алапаевских мучеников:
«В период с 22 по 25 февраля 2005 г. на территории бывшей Российской Духовной Миссии в Китае (в настоящее время территория Посольства РФ в КНР) с разрешения и по приглашению Посла РФ в КНР И.А. Рогачева силами руководителя и организатора экспедиции Бориса Геннадьевича Александрова (С.-Петербург, внучатого племянника митрополита Виктора (Святина) [...]), археолога Андрея Гервасиевича Васильева (Москва, ВНИИСМИ), главного специалиста Сергея Витальевича Меркулова (Министерство культуры Ставропольского края, ГУП “Наследие”) были проведены работы по поиску месторасположения фундамента храма Всех Святых Мучеников, предполагаемого места последнего тайного захоронения гробов с останками жертв Алапаевского убийства. Исследовательские работы проводились с использованием георадара. [...]




Результаты и выводы:
1. Определено местоположение фундамента храма Всех Святых Мучеников, уничтоженного в 1957 г. после передачи имущества РДМК властям СССР. [...] Характер разрушений храма показывает, что в начале 1957 г. он был буквально "стерт в порошок".
2. Внутри храма Всех Святых Мучеников в западной части его правого придела (придел Симона Зилота) на глубине 1 метр имеется квадратная площадка размерами 3х3 метра. Под площадкой – “мертвая” зона, не “читаемая” георадаром. Предполагаем, что это место последнего – тайного – захоронения Алапаевских мучеников, которое было осуществлено в апреле 1947 г. Местоположение ямы и ее размеры в точности соответствуют описанию места тайного захоронения Алапаевских мучеников по версии С. Фомина. [...]

Руководитель экспедиции, кандидат физ.-мат. наук Б.Г. АЛЕКСАНДРОВ.
Апрель 2005 г.
Отчет и ряд документов [...] переданы 15 апреля 2005 г. на аудиенции по данному вопросу Высокопреосвященнейшему Кириллу, митрополиту Смоленскому и Калининградскому, начальнику ОВЦС МП».


Староста русской православной общины Пекина Д.Г. Напара вручает митрополиту (ныне Патриарху) Кириллу (Гундяеву) памятный подарок. 22 марта 2006 г.

...Далее, к сожалению, случилось то, что мы и предполагали с самого начала; о чем безуспешно предупреждали.
22 июля РЛ разразилась возмущенным материалом с грозным заголовком «Действующим без церковного благословения мощи не открываются»:

http://www.rusk.ru/st.php?idar=103436
«В период с 11 по 15 июля 2005 г. по частной инициативе гражданина РФ Б.Г. Александрова, имевшего, по его словам, договоренность с временным поверенным Посольства РФ в КНР С.Н. Гончаровым, без привлечения профессиональных специалистов и представителей соответствующих российских государственных структур, без письменного благословения Священноначалия РПЦ, на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте расположения фундамента храма Всех Святых Мучеников были проведены поисковые работы со вскрытием грунта. [...]
В качестве рабочей силы по вскрытию грунта гробокопателями с согласия руководства Посольства были использованы китайские граждане, выполнявшие на территории Посольства работы по ремонту водопровода».




Далее в публикации следовал подписанный Б.Г. Александровым «Предварительный отчет о поисковых работах»:
«C 11 по 15 июля 2005 г. на территории Посольства России в КНР (г. Пекин) на месте бывшего Храма Всех Святых Мучеников проводились поисковые работы со вскрытием грунта. Целью поисковых работ было обнаружение возможного тайного захоронения Алапаевских мучеников и других храмовых захоронений. Основные стадии раскопок фиксировались цифровой фотокамерой.
1. На основании предварительных данных георадарных исследований, проведенных в феврале 2005 г., определено месторасположения фундамента храма и подхрамовых клетей. Определены и расчищены все 4 угла фундамента храма.
2. Расчищены элементы фундамента левой и правой части фасадной стены храма, часть восточной (алтарной) стены и участок северной стены. Весь правый предел храма “выбран”, по нашему мнению, ножом бульдозера на глубину 50 см. вдоль фундаментной плиты. На этом участке не встречаются даже мелкие камни, что указывает на засыпку углублений привезенным грунтом.




3. Произведено вскрытие грунта на участке площадью 30 кв. м. в правой части храма. На глубине 0,5 метра обнаружена фундаментная плита, изготовленная методом последовательной заливки водой выработанного местного грунта и негашеной извести. Плита имеет толщину 20-25 см. и является основанием для кирпичной кладки стен храма.
4. Южная стена храма разрушена полностью, имеются лишь единичные серые кирпичи, скрепленные известковым раствором белого цвета. Хорошо сохранилось основание правой колонны, служившее опорой для боковой лестницы, ведущей на второй этаж храма и основание правой части фасадной стены.




5. Вдоль оси правого придела храма в фундаментной плите имеются три прямоугольных отверстия, открытые к центру храма. Это, так называемые, подхрамовые клети. Вскрытие отверстий показывает наличие плотно утрамбованного строительного мусора. В каждом из отверстий на глубине 1,5 м от поверхности находятся отдельные мелкие части человеческих костей. Во второй яме (место захоронения архиепископа Симона) обнаружен фрагмент затылочной части черепа. Остатков гробов, облачений, целых черепов и других предметов не наблюдалось. Западная (третья) яма имеет значительно больший размер и следы позднего бетонирования стенок, что подтверждает нахождение в ней тайного захоронения 1947 года, подробно описанного в материалах С. Фомина. Две другие ямы были укреплены с боков каменными блоками 13 см х 50 см х 30 см. Известно, что в подхрамовых клетях были погребены митрополит Иннокентий (умер 28.06.31) и архиепископ Симон (умер 24.02.33). Третья клеть (западная) была оставлена для архиепископа Виктора. Третья клеть существенно шире, чем две предыдущие.



6. Фрагменты человеческого черепа, челюсть и пяточная кость были обнаружены к востоку от алтарной стены храма на глубине 40 см, что не соответствует реальной глубине захоронений.
7. На всей вскрытой площади отсутствует половая плитка (квадратные плиты 40 х 40 х 5 см.) На глубине 1,5 метра (пол подземного склепа) удалось найти только лишь 3 плитки указанного размера. На глубине 1,5 метра в западной части правого придела обнаружено небольшое количество золы и обгоревших кирпичей.
8. На всей вскрытой площади отсутствует строительный мусор, характерный для такого рода объектов. Нами не обнаружено элементов колонн, кирпичей, каменных резных орнаментов, оконного стекла, белого мрамора (используемого при внутренней отделке храма), металлических стяжек и фрагментов оконных металлических решеток, половой плитки, ступеней лестницы, фрагментов арок). Визуальный анализ структуры и дисперсности вынутого грунта дает основание полагать, что образовавшийся после разрушения храма мусор был вывезен за его пределы. После чего образовавшаяся яма прямоугольной формы, очерченная стенами храма, была засыпана и утрамбована привезенным грунтом. Характер этого грунта явно не соответствует мусору образованному при взрыве, разборке или развалу храма техникой.




9. В 8 метрах к югу от храма на глубине 50–60 см от поверхности земли находится фундаментная плита, толщиной 20–30 см. Плита имеет ширину в 1 метр и длину 10–12 метров. Под плитой до глубины 1,5 метра нет никаких объектов. Назначение плиты неизвестно. Предполагаем, что данный фундамент либо был залит ошибочно на этом месте, либо служил основанием для построек до 1884 г. (см. рисунки китайских художников Северного подворья). Предполагаемое место могилы генерала Д. Л. Хорвата находится под мощенной дорожкой слева от южной стены Храма и не вскрывалось в ходе работ.
Вывод: Храм в 1957 году был тщательно уничтожен. Были предприняты особые меры по сокрытию, как характера разрушений, так и любых следов захоронений в склепе храма. Особому разрушению и зачистке подверглась южная стена храма, ограничивающая его правый придел. В этом приделе и находились известные захоронения. Наличие в клетях фрагментов человеческих костей, а также костей за стеной храма на незначительной глубине, заставляют сомневаться в цивилизованном перезахоронении останков, а указывает, скорее, на их спешное уничтожение».
Основательно, в лучших большевицких традициях поработал советский посол, товарищ Юдин!




В «комментарии сайта РЛ» с раздражением говорилось: «Оставим за скобками вопросы о правомерности проведенных работ и их профессионализме. О протоколировании стадий работ, фиксировании результатов и идентификации найденных объектов. Пусть это останется на совести гробокопателей, как и ответ на вопрос, зачем и почему проведение поисковых работ со вскрытием грунта надо было организовывать в такой спешке и настолько непрофессионально – без привлечения соответствующих специалистов, в том числе, и из Генпрокуратуры РФ (еще раз напомним, что речь шла о возможной идентификации святых мощей, останков архипастырей и пастырей РПЦ, Членов Императорской Фамилии)».
25 июля РЛ предоставила слово Д.Г. Напаре («Надо перестать наплевательски относиться к русскому историческому наследию»).

http://ruskline.ru/analitika/2005/07/25/nado_perestat_naplevatel_ski_otnosit_sya_k_russkomu_istoricheskomu_naslediyu/
Вот его комментарий к произошедшему:
«...Тяжело. Пошел посмотрел на яму... Мне дочка говорила, что копали на месте храма (меня три недели не было в Пекине), но я не поверил. Неужели в современной России никогда не будет положен конец чиновничьему безпределу? [...] На святом для любого православного человека месте, где по одной из версий должны были бы находиться мощи 222 китайских мучеников, останки архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также Членов Императорской Фамилии, на этом месте можно силами непрофессионалов, в какой-то необъяснимой спешке, не соблюдая элементарных правил, не испытывая никакой ответственности, на этом фундаменте храма можно варварски все перекапывать [...]
История вопроса такова: после проведения специалистами санкционированных георадарных исследований по благословению Священноначалия РПЦ появилась необходимость уточнить полученные данные путем проведения поисковых работ со вскрытием грунта. Поскольку речь, повторюсь, шла о работах на фундаменте храма – возможном месте нахождения святых мощей, захоронений архипастырей и пастырей Русской Православной Церкви, а также Членов Императорской Фамилии, то требовалось получить письменное благословение.




Соответствующее письмо было направлено на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия. Оставалось дождаться благословения Предстоятеля Церкви. Ведь в решении этого вопроса должны были принять участие Синодальная комиссия по канонизации и ОВЦС МП. И по получении благословения – сформировать профессиональную команду, в которую обязательно должен был быть включен представитель Генпрокуратуры России. Найти источники финансирования и приступить к работе, поскольку согласие руководства Посольства на проведение поисковых работ со вскрытием грунта уже имелось. А если по какой-то причине Святейший Патриарх посчитал бы проведение поисковых работ со вскрытием грунта невозможным в настоящее время или преждевременным, то ни о каких работах, естественно, речи не могло и быть.
Но кто-то решил действовать без благословения. Без представителя Генпрокуратуры. Без профессионалов-археологов. Бог им судья... Удивляет и другое – суетливое намерение разбить на месте, где только что копали, где в наспех засыпанных ямах располагается фундамент святого храма, цветник. Или засадить это место деревьями. Причем “проект” такого увековечения подается в Посольство теми же людьми, что копали на месте храма. Людьми, которые никого, кроме самих себя не представляют. Это делается намеренно. Вместо того чтобы оставить уж все пока, как есть. С тем, чтобы в дальнейшем – по получении согласия руководства российского МИДа и Священноначалия РПЦ – осуществить основательно совместный проект, на который будет получено благословение».



Крест, через несколько лет после раскопок установленный на месте взорванного храма Всех Святых Мучеников.

10 августа А.Д. Степанов попытался подвести итоги («Монархическая святыня в Пекине – храм Всех Святых Мучеников»): «Русская линия неоднократно обращалась к теме Алапаевских мучеников. К сожалению, в историю с поиском останков Алапаевских мучеников некоторыми нецерковными людьми был внесен чуждый Православию дух. В результате поиск святыни превратился в настоящее гробокопательство [...]
В нашем распоряжении оказались фотографии с места раскопок. Как видим, работа была организована наибезобразнейшим образом. Организаторы спешного копания (раскопками то, что делалось, и назвать нельзя) не получили благословения иерархов Церкви, не пригласили профессиональных археологов (не захотели, видимо, делиться славою), не пригласили представителей Генпрокуратуры (как это положено при вскрытии могил). Более того они наняли для работ по поиску святыни, как видно на фотографиях, язычников-китайцев.




Нам прислали также найденные в земле костные останки, которые, как нам сообщили, были брошены гробокопателями на месте ковыряния в земле и подобраны православными русскими, проживающими на территории посольства РФ в КНР с тем, чтобы определить, кому же все-таки они принадлежат – животным или людям. [Слишком хорошо знакомые – еще в связи с найденными Н.А. Соколовым на Ганиной яме мощами Царственных Мучеников – “рассуждения”! – С.Ф.] [...] После всего этого не приходится удивляться тому, что Господь не открыл самозваным гробокопателям мощи и честные останки святых мучеников и подвижников Церкви. Это главный урок из этой истории».
https://rusk.ru/st.php?idar=103496



Всё это, разумеется, хорошая мина при плохой игре. И отнюдь не этот урок главный. Прежде всего, заметим: принадлежность к Церкви не делает человека специалистом в чем-либо, не предоставляет «карт-бланш» на безответственные действия и не избавляет от ответственности за них. Крещение – не свидетельство порядочности.
Ведь действительными «закоперщиками дела» (по крайне мере, видимыми) были Д.Г Напара и Русская Линия. Но в итоге, выходит, с явной самоуверенностью взялись за дело, оказавшееся им не по плечу.
И вот руль отобрали, ведь и другим тоже порулить хочется. Да и то: не на набережной Невы дело происходит, а в Китае – не очень-то туда дотянешься. Но и в Питере: имеете ли власть повлиять на что, если в «верхних кабинетах» не решено или, наоборот, решено? (Главные-то, конечно, решения на Небе принимаются, но речь сейчас не о том.)




И однако, какова цена такому легкомыслию?.. Ведь это других легко пугать карой Божией да призывать шевелить извилинами: «Как бы кара Господня не последовала за столь неуважительное отношение к святыне. Лучше бы всё же со Священноначалием посоветоваться, вместе всё тщательно обдумать». (Как Священноначалие умеет всё «обдумывать», мы уже видели на примере вскрытия захоронений в усыпальнице бояр Романовых в московском Новоспасском монастыре.)
И еще: нигде и следов раскаяния в ошибке, пусть даже и непреднамеренной, но, учитывая значимость дела, всё же преступной. Ведь преступной, как известно, бывает и безответственность. Особенно, когда о возможных последствиях ты знал, будучи предупрежденным.
Как известно, одним из признаков истинного покаяния является отказ от повторения греха. Здесь этим и не пахнет. Копать предлагают продолжить. Теперь рисковые ребята хотят попробовать на зуб китайцев: «Необходимы переговоры с китайской стороной на получение разрешения о проведении совместных поисковых работ на месте бывшего кладбища Миссии и Серафимовской церкви».
Читаешь летние публикации РЛ 2005 г. – и глазам своим не веришь. Такие дивные превращения! Неужели речь идет о том самом Б.Г. Александрове, которого РЛ и сам Д.Г. Напара до этого всячески рекламировали, отчеты которого помещали на сайте, аудиенцию которому давал глава ОВЦС митрополит Кирилл? – Да, это тот самый Борис Геннадьевич Александров из Петербурга – внучатый племянник митрополита Виктора (Святина), «в промозглый декабрьский вечер» 2004 г. на глазах Д.Г. Напары возжигавший свечи в Пекине на месте первоначального упокоения 222 китайских мучеников, о чем нас информировала та же РЛ!




Еще совсем недавно непрофессионализм Б.Г. Александрова в области археологии, похоже, никого не волновал. А теперь, согласно новой оценке РЛ, он превращается в «гробокопателя». Племянник последнего начальника Русской Духовной миссии в Китае, по мнению журналистов православного сайта и его постоянного автора Д.Г Напары, оказывается, вообще «никого, кроме самого себя не представляет»; к тому же он просто относится к людям, «плохо понимающим духовную сторону вопроса» (25.7.2005).
http://ruskline.ru/analitika/2005/07/25/nado_perestat_naplevatel_ski_otnosit_sya_k_russkomu_istoricheskomu_naslediyu/
Всё легко и просто. И главное – быстро. Даже слишком. Вот и о «некрещенном временном поверенном» С.Н. Гончарове вспомнили. Будто до этого о сем не ведали. Будто окрестили – и стал честным и порядочным. Просто тогда было удобно так, а сейчас – эдак. Вот и весь принцип.
И, наконец, новая вера – в новые дела, в новых людей.
«Может быть неудача с поиском мощей и останков, – уверенно пишет А.Д. Степанов, – связана с тем, что начали действовать “не с того боку”? Думается, мы имеем ясное указание Божие на необходимость прежде всего восстановить саму святыню – храм Божий на территории посольства России. А начнут возноситься в сем святом месте молитвы ко Господу, начнет приноситься безкровная жертва Богу и, веруем, тогда откроет Господь место упокоения святых мощей и честных останков. Кроме того, восстановление православного храма на территории дипмиссии было бы важно как пример совместных действий государственных и церковных структур. Восстановление стало бы явным свидетельством тесного соработничества государства и Церкви в деле духовного возрождения России. В любом случае, после всего случившегося мы возлагаем надежды на мудрость нового посла России в Китае С.С. Разова и заступничество священноначалия Русской Православной Церкви».




Как всё опять-таки легко и просто: достаточно точно знать, на что указывает Бог. Но мы-то уж, конечно, знаем... Ах уж эта наша самоуверенность!
«Одной версией меньше... Теперь версий осталось две: 1) мощи и останки были уничтожены при разрушении храма; 2) мощи и останки были перенесены на кладбище Миссии и помещены в склеп церкви в честь Серафима Саровского», – так считает редакция РЛ.
А мы так вовсе не уверены в том, сто существует всего лишь две версии. Ведь не исключена иная подоплека дела. Например, могло быть так: полномочия Александрова, вопреки первоначальным прикидкам, оказались бо́льшими. А если предположить связи Д.Г. Напары с ГРУ, нетрудно вычислить, какая извечно конкурирующая структура могла стоять за Б.Г. Александровым. О том, как управляют органами массовой информации, мы тоже имеем представление.
Если так, то мы вполне можем (как это уже не раз бывало) оказаться заложниками в неведомой нам игре, несущей какую угодно окраску: мистически-ритуальную, политическую, карьерную и любую иную.




О том, что речь идет именно об игре, нас убеждает публикация на официальном сайте первого канала телевидения сюжета «День памяти Алапаевских мучеников». Этот репортаж Александра Казакевича вышел в понедельник 18 июля 2005 г. в 22.48.
Для того, чтобы вполне оценить всё далее публикуемое, напомним предлагаемую нам РЛ хронологию событий:
11–15 июля на территории посольства РФ в КНР ведутся раскопки. Работы проходят накануне дня памяти Алапаевских мучеников – 18 июля.
25 июля Д.Г. Напара, по его словам три недели отсутствовавший в Пекине (слишком удачно, заметим, для того, чтобы считать это случайностью), сокрушается на РЛ: «...Тяжело. Пошел посмотреть яму».
10 августа РЛ, кипя праведным гневом, пытается подвести итоги, выдвигая версии, одна из которых, напомним: «мощи и останки были перенесены на кладбище Миссии и помещены в склеп церкви в честь Серафима Саровского».
Но вот отрывок из телерепортажа 18 июля: «Комсомольский парк в Пекине [...] До середины прошлого века здесь находилось православное кладбище Русской Духовной миссии. Здесь же под вековым тополем была построена часовня Серафима Саровского и склеп с останками последних Романовых, уничтоженных большевиками [...]
Дмитрий Напара, гражданин России, проживающий в КНР: “Как рассказывают потомки албазинских казаков, граждане КНР, гробы алапаевские не были тронуты, поскольку склеп был забетонирован, и мы полагаем, что до сих пор под этим полем для игры в гольф лежат останки Алапаевских мучеников Императорской Фамилии Романовых. [...] В настоящее время группа китаистов работает над тем, чтобы не только доказать, что именно здесь находится захоронение, но и собрать средства для возвращения останков в Россию. Они должны быть преданы земле надлежащим образом”.
Принять останки Алапаевских мучеников и захоронить в Москве готовы монахини Марфо-Мариинской обители...»
Из приведенного текста вытекает: оказывается, еще задолго до 18 июля (время передачи по ТВ) Д.Г. Напара, стенавший 25 июля на РЛ, прекрасно знал, чем закончатся раскопки 11–17 июля. Здравый смысл подсказывает: телерепортаж, вышедший в день памяти Алапаевских мучеников, снимался в Пекине не за день-два до выхода в эфир, но и не за полгода до этого, конечно.
То есть в тот период, когда Напара, по его словам, был уверен (в согласии с опубликованными документами), что останки покоятся в склепе храма Духовной миссии на территории посольства РФ.
Но утверждает он перед камерой совсем иное...
И возникает вопрос: для кого и для чего тогда весь этот спектакль, подмостки для которого любезно предоставила РЛ?



Служба у поклонного креста на месте храма Всех Святых Мучеников на территории посольства РФ.

Как бы то ни было, пока что мы лишены возможности определенно что-либо утверждать или отрицать. Ни Д.Г. Напара, ни Б.Г. Александров не прозрачны для нас. Мы не знаем их подлинного лица. И потому остаются вопросы: велись ли эти странные раскопки с целью что-либо обнаружить или, наоборот, скрыть. Скрыть найденное или скрыть уничтоженное. Уничтоженное сейчас или ранее. Или вообще (всё могло быть!) уничтожить, прикрываясь поисками. Все эти вопросы, повторяем, пока остаются без ответа.
Мы же остаемся на прежней позиции: Держи, что имеешь (Отк. 3, 11); Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего пред свиньями (Мф. 7, 6).
Да, пока лучше ничего не трогать.


POST SCRIPTUM 2018 г.
Потерпев фиаско с обретением мощей Алапаевских мучеников, Д.Г. Напара переключился на иные дела. В интернете теперь он фигурирует как «военный китаист» и еще как гендиректор ООО «Сергиево-Посадская чаеразвесочная фабрика».
«В 1979 году окончил, – говорится о нем в проспекте фирмы, – Военный институт иностранных языков, служил на Дальнем Востоке, десять лет работал в Пекине в российских государственных и коммерческих структурах. Участвовал в воссоздании храма Успения Пресвятой Богородицы на территории бывшей Русской Духовной Миссии в Китае, ныне территории Посольства России в КНР, в обретении и переносе в Москву праха генерала Владимира Оскаровича Каппеля. Награжден орденом св. блгв. кн. Даниила Московского III степени. После возвращения в родную Москву продолжает работать по линии развития торгово-экономических и культурных связей России с Китаем».

http://posad-chai.ru/about
Как видим, прежние увлечения Дмитрия Геннадьевича не совсем сошли на нет.



И после фиаско в Пекине, притихнув на некоторое время, Дмитрий Геннадьевич возобновил свою активность на старом поприще.
В августе прошлого года на той же Русской Линии, превратившейся уже в Русскую Народную Линию, появилось сообщение о том, что Д.Г. Напара участвует в новом проекте: поисках и «возвращении на родину» праха ушедшего в Китай атамана А.И. Дутова и сопровождавшей ушедших из пределов захваченной большевиками России воинов Оренбургского казачьего войска чудотворной Табынской иконы Божией Матери.

https://rusk.ru/newsdata.php?idar=78650
Прах убитого в 1921 г. в Китае чекистами, а затем раскопанного и обезглавленного убийцами атамана А.И. Дутова был после надругательства над телом скрыт его соратниками.
http://historylost.ru/2017/03/23/dutov/
https://rus.azattyq.org/a/alexander_dutov_killing_/2296420.html

Теперь вот опять ищут… Равно как и чудотворную икону, почему-то, однако, не дающуюся в руки «следопытов»…


Окончание следует.

Link | Leave a comment

[reposted post] МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (14)

May. 23rd, 2019 | 05:00 pm
reposted by sprecher_24


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Этот и следующий пост мы иллюстрируем снимками, взятыми из публикаций:
https://d-m-vestnik.livejournal.com/1038340.html
http://alexei–sf.livejournal.com/209615.html
http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
https://rusk.ru/st.php?idar=103496



ОПАМЯТОВАНИЕ
ЧЕРЕЗ... ГРОБОКОПАТЕЛЬСТВО



Авторские комментарии к ВЫНУЖДЕННОЙ публикации
(начало)


Платон мне друг, но истина дороже.


Бывают обстоятельства, когда собственная правота не радует, ибо есть вещи несоизмеримо выше и важней каких бы то ни было человеческих амбиций и честолюбий.
Именно таковой оказалась ситуация вокруг захоронения Алапаевских мучеников в Пекине в связи с опубликованным мною сначала в Интернете, на сайте Правая. ru, а потом в «Русском вестнике» очерком «Убиты и... забыты».
Лейтмотивом его стали слова одного из поэтических посланий румынского классика Михая Эминеску: «Так оставьте же хоть мертвых, пусть они лежат спокойно...». (Тема, затронутая ранее в другом очерке о сожжении тела Григория Распутина).
Особенность или даже, если хотите, необычность обстоятельств появления самого материала об Алапаевских мучениках была подчеркнута в его подзаголовке: «Необходимое предуведомление перед ВЫНУЖДЕННОЙ публикацией».
Но обо всем по порядку.
Еще с конца 2004 года известный в православно–патриотических кругах сайт «Русская линия» [с апреля 2010 г. Русская Народная линия. – С.Ф.] (далее РЛ) стал «раскручивать» эту тему. За дело взялся лично А.Д. Степанов. Это стало возможным благодаря тому, что в Пекине оказался нужный человек – гражданин России Дмитрий Геннадьевич Напара, поселившийся в посольстве РФ с семьей.



Русское Северное подворье в Пекине. Середина XIX века. Рисунок из альбома К.А. Скачкова.

Сам он, правда, к МИДу, по крайней мере формально, отношения не имел. Зато, судя по всему, обладал связями одновременно с архиереями Зарубежной Церкви и ОВЦС Московской Патриархии, а также с правительственными кругами.
Он и развил инициативу, в освящении своей деятельности сделав ставку на «Русскую линию». Первые публикации Напары на эту тему появились, заметим, в интернете на сайте «Православие ru» Сретенского монастыря, настоятелем которого является архимандрит [ныне уже митрополит] Тихон (Шевкунов).
Ход делу был дан, однако, на «Русской линии».



Первоначальный вид Российской духовной миссии в Пекине.

В 2004 г. во время представления в С.–Петербурге книги О.Н. Куликовской Романовой «Царского Рода» Напара через Интернет задал ей вопрос «о судьбе Алапаевских мучеников». Наконец, 19 ноября 2004 г. РЛ разместила его материал «Алапаевские Мученики в Пекине» с говорящим подзаголовком: «Православная общественность надеется, что власть возьмется наконец за решение проблемы».
http://ruskline.ru/analitika/2004/11/19/alapaevskie_mucheniki_v_pekine/


Русская Православная Миссия в Пекине. 1874 г. Здание миссии, запечатленное на этом старинном снимке, было разрушено в 1900 г. во время боксерского восстания.

«По свидетельству родной сестры владыки Виктора [начальника Русской Духовной миссии в Китае (далее РДМК)], записанному с ее слов ее родной дочерью – Ксенией Кепинг, в 1947 году, – читаем в самой статье, – по приказу советских властей владыка Виктор вынужден был перевезти гробы с останками Алапаевских мучеников с территории РДМК обратно на территорию миссийского кладбища и поместить их в склепе часовни в честь св. преп. Серафима Саровского.


Архиепископ Виктор (Святин) и архимандрит Феодор у входа в архиерейские покои на территории Миссии.

В период так называемой “великой культурной революции” 1966–1976 гг. русское кладбище подвергалось надругательствам и разрушениям. Окончательно русское кладбище было стерто с лица земли по решению муниципальных властей Пекина в 1987 году.
Но – сколько мы не искали и не расспрашивали очевидцев тех событий – нет ни одного устного или письменного свидетельства о том, что в этот период государственного вандализма были уничтожены гробы с останками Алапаевских Мучеников.



Дмитрий Геннадьевич Напара.

Напротив, личный переводчик Мао Цзэдуна – товарищ Ли Юэжань (я был с ним очень близко знаком с конца 80–х гг. прошлого века до самой его смерти в 2003 году, неоднократно бывал у него дома в Пекине, хорошо знаю его жену и сыновей) на мои расспросы о судьбе останков Алапаевских vучеников неоднократно заявлял, что “эти гробы были забетонированы властями и находились в парке Цинняньху”.


Пекинский парк Цинняньху с искусственными водоемами, устроенный на месте уничтоженного православного кладбища при храме Преподобного Серафима Саровского.

По мнению этого старого убежденного коммуниста, “еще не пришло время возвращать эти гробы России, т.к. при их возвращении надо будет давать политическую оценку деятельности тех, кто в них покоится, поскольку эти люди были против строя, победившего в Китае в 1949 году...”
Оставим эти суждения без комментариев. Нам важно лишь его свидетельство, что гробы с останками Алапаевских Мучеников не были уничтожены в годы “культурной революции” и покоятся в забетонированном склепе на месте расположения часовни в честь св. преп. Серафима Саровского. Вряд ли пекинские власти стали их переносить в иное место.



Предположительное местонахождение мощей на современной карте–схеме парка.

Предположение, что гробы с останками Алапаевских мучеников все еще находятся в земле названного парка косвенно подтверждается также и тем, что никто из живших в то время и здравствующих доныне потомков так называемых “албазинцев” [Потомков русских пленных 1685 г., с тех пор составлявших православную диаспору в Китае. – С.Ф.] [...] не помнит, чтобы кто–либо, когда–либо упоминал о факте надругательства над гробами Алапаевских мучеников, их уничтожения, уничтожения склепа храма в честь св. преп. Серафима Саровского, эксгумации и т.д. Потомки албазинцев упорно и уверенно утверждают, что склеп не скрыт водой озера Молодежи, а находится под нынешней гольф–площадкой в одноименном парке».


Площадки для игры в гольф на месте кладбища.

Со слов Д.Г. Напары выходило, что в сохранившемся склепе до конца 1980–х стоявшей в нынешнем парке часовни Преподобного Серафима «до сих пор лежат в забытьи шесть гробов невинно убиенных членов Русского Императорского Дома».
Через некоторое время (10.1.2005) РЛ разместила на своем сайте другой материал Дмитрия Напары, написанный им 5 января: «Памяти Алапаевских Мучеников, в земле Китайской под спудом находящихся».

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2005/01/10/pamyati_alapaevskih_muchenikov_v_zemle_kitajskoj_pod_spudom_nahodyawihsya/
«В серый промозглый декабрьский вечер, – пишет автор, – затрепетала ярким живым огоньком в Пекине поминальная свеча, зажженная на территории помольства РФ в Пекине – бывшей территории Российской Духовной Миссии в Китае [...] Зажег ее и установил на камень, некогда служивший частью памятника 222 китайским мученикам за Веру Христову, внук Бориса фон Кепинга – Борис Александров, приехавший на несколько дней в Пекин для того, чтобы увидеть воочию места, которые знал с детства из рассказов своего дяди, митрополита Виктора (Святина) [...]


Надпись на памятнике, установленном 222 китайским мученикам, ввергнутым в колодец на территории Русской Духовной Миссии, разрушенном в 1950-е годы, когда эта территория отошла советскому посольству.

В 1947 г. в связи со все более овеществляющейся угрозой прихода к власти коммунистического режима, святыни были вывезены с территории Миссии обратно на миссийское кладбище. Руководить этой тайной операцией владыка Виктор (Святин), до пострига – офицер Русской армии Леонид Святин, поручил своему верному соратнику – дьякону Михаилу Решетникову. Борис Александров вспоминает, что бабушка рассказывала ему о подводах с шанцевым инструментом, которые готовились в Миссии для перевозки гробов Алапаевских мучеников на миссийское кладбище.
А его дед – Борис Михайлович фон Кепинг, артиллерист Русской армии, хранил молчание об этой операции и не посвящал в ее детали даже самых близких членов семьи. Просто молился об Алапаевских Мучениках всю свою жизнь. Офицеры, как известно, не становятся “бывшими”».
В высшей степени многозначительное замечание, особенно если учесть, что сам Д.Г. Напара закончил Военный институт иностранных языков [ныне Военный университет Министерства обороны РФ], выпускники которого поставляли кадры для Главного разведывательного управления. Подтверждение тому мы находим в самых разных источниках:

https://www.bbc.com/russian/features–44422845


Дмитрий Геннадьевич Напара в alma mater.

То, что человек он «служивый», выяснилось после того как по нашей просьбе на сайте Федеральной службы безопасности РФ в разделе «Письма» было найдено вот это послание, отправленное 26 октября 2002 г. (после известных трагических событий в Москве): «Дорогие наши воины Христовы! В далеком Пекине мы молимся за ваше здоровье и плачем по убиенным. [...] Дай вам Бог всем здоровья и счастья, родные вы наши. Дмитрий, майор запаса».
Всё это было написано до публикации нашего очерка, об обстоятельствах появления которого теперь и расскажем.
В конце 2004 г. (точной даты сейчас не припомню, но, кажется, одновременно с появлением первых материалов о судьбе мощей Алапаевских мучеников на РЛ) ко мне позвонил А.Д. Степанов, который настоятельно просил меня написать для них материал об истории захоронения, обязательно используя при этом имеющиеся у меня (о чем он знал) копии не публиковавшихся до тех пор документов о перезахоронении их останков после установления в Китае социалистического режима.
Напрасно я пытался убеждать, что сейчас не время для этого. Говорил об осторожности. О том, что можно погубить искомое, что мы пока не хозяева в своем доме, что нужно же, наконец, считаться с таким фактором, как Китай – в реально–политическом и эсхатологическом плане. Впрочем, все эти аргументы были потом изложены в моем очерке.
Однако Степанов твердо продолжал стоять на своем. Не нам, мол, решать. Мы–де должны сделать, что можем, а в остальном, мол, – Бог управит.
Своими словами он как бы снимал с автора ответственность, вопреки давно уже сказанному по этому поводу народом: Береженого Бог бережет и На Бога надейся и сам не плошай. Ну и т.д.
Убедить меня он не сумел, доступ же к документам, о чем я уже писал, был, увы, не в моей власти. Местонахождение А.Д. Степанову подсказал, не думая о последствиях, наш общий знакомый. Публикация же документов без соответствующего введения в проблему, первые результаты осмысления которой были изложены автором этих строк еще в 1997 г. в комментариях, предисловии и послесловии к книге игумена Серафима (Кузнецова) «Православный «Царь-Мученик», могли привести к нежелательным, на мой взгляд, впоследствии результатам.
Никаких иллюзий не оставлял и план последующих действий, откровенно изложенный редакцией РЛ во введении к материалу Д.Г. Напары «Алапаевские Мученики в Пекине» (19.11.2004). (Это потом уже, после публикации моего очерка об Алапаевских Мучениках и вполне определенных заявлений О.Н. Куликовской–Романовой о ее отношении к переносу останков Императрицы Марии Феодоровны в С.–Петербург, РЛ подкорректировала «свою позицию», по крайней мере внешне).
Но вот как тогда, в декабре 2004 г., редакция РЛ обозначила ее: «...Мы хотели бы внести лепту в великое дело разыскания и перенесения на родину Алапаевских мучеников. В последнее время в Россию перенесен прах многих видных деятелей русской культуры, скончавшихся в изгнании. Готовится перезахоронение Государыни Императрицы Марии Федоровны. Этот процесс опамятования русского народа можно только приветствовать. Надеемся, что Священноначалие нашей Церкви поставит перед соответствующими государственными структурами вопрос о необходимости переноса честных останков Алапаевских мучеников. Это стало бы важным шагом на пути духовного оздоровления общества, окончательного преодоления трагического разделения русского народа на “красных” и “белых”».
Иными словами: копали и будем копать, переносили и будем переносить. Процесс пошел! И вообще: так надо! Верной дорогой идете, т... Простите, госпо.. Фу, опять не то! Одним словом, братья и сестры. Вот так!
«Сила через радость», опамятование через гробокопательство. Такой вот оживляж.



Святые ворота Русской Православной Миссии с колокольней, взорванные в 1956 г. по приказу советского посла П.Ф. Юдина.

Итак, статью писать все же пришлось. Одновременно я вел переговоры о ее публикации на другом сайте Интернета.
Но на то обстоятельство, почему материал был опубликован другим сайтом, на само предисловие, в котором прозрачно намекалось на информационное вымогательство, решительно вскрывалась страшная язва современного преступного, прикрывающегося мнимым благородством «возвращения на Родину», гробокопательства, – на всё это инициаторам и исполнителям дела было, как оказалось, наплевать.
Предисловие с авторской позицией можно было выбросить в корзину и, вырезав то, что подходило, поместить у себя на РЛ без лишних слов и рассуждений, превратив меня, таким образом, в своего единомышленника, а, может, и подельника. И если считать всё это чьей-то спецоперацией, то цели своей она достигла: необходимые документы были обнародованы самой противостоящей инициаторам «Пекинского действа» стороной.
Как бы то ни было вскоре из Пекина, от Д.Г. Напары, пришел отзыв: «Ваш материал “Алапаевские Мученики” прочитан мною с благодарностью и благоговением. Усилия по поиску останков жертв Алапаевского преступления будут мною продолжены. Бог даст – на территории РДМК с применением георадара. Вопрос о перезахоронении и т. д. будет решаться властями России и Священноначалием РПЦ и РПЦЗ. Сейчас главное, на мой непросвещенный взгляд, найти место их нахождения под спудом. С моей т[очки] зр[ения], необходимо приложить максимум усилий, чтобы место нахождения Алапаевских останков не было утрачено, не было окончательно исковеркано китайскими властями и чиновниками МИД РФ».
Совсем как в известной присказке: В огороде бузина, а в Киеве дядька, я за то тебя люблю, что в середу праздник... Иными словами, очерк прочитал, а о чем он, не понял. Правда, может, не захотел. И получив информацию, несмотря на предупреждение, продолжил дело, которому служит...
Но откуда уверенность у частного лица, что удастся противостоять и «китайским властям, и чиновникам МИД РФ», согласовать действия властей России и иерархов нашей и зарубежной Церквей? Свет на это проливали другие послания с Дальнего Востока:
«26-го прилетает владыка Марк (Егорьевский) с Дмитрием Петровским – сражаться с мидовцами за воссоздание храма Успения Пресвятой Богородицы, который до сих пор оскверняется гаражом (там уникальные фрески в нестеровском стиле под побелкой).



Посольский гараж в Пекине.

В это же время от МИД РФ сюда прибывает заместитель министра иностранных дел Доку Завгаев – юмор: чеченец едет решать вопрос православного храма!!! Как они не противились, но митрополит Кирилл их добил – ВВП подписал распоряжение о воссоздании храма, теперь они пытаются это решение ВВП заиграть и замозолить в своих бюрократических традициях. [...]
...Почему такое яростное сопротивление МИД РФ? Потому что, когда будут обнаружены и будут явлены, надеемся, мощи мучеников за Веру, Царя и Отечество, то и переносить их никуда не надо, а придется храм Всех Святых Мучеников восстанавливать – будут биться в припадке...: мощи в Пекине на территории РДМК в самом сердце... посольства. Поэтому надо все очень грамотно провести. Поэтому и статья С.Ф. – в самую точку».
«1. Отзвонил владыке Иллариону Австралийскому и Новозеландскому, он речь ведет исключительно об обретении МОЩЕЙ. [...]
3. Надо молиться, чтобы во время визита владыки Марка мы отстояли (!) наше видение реконструкции Успенского храма – т.е. с куполом и крестом [...], (2) право на проведение археологических изысканий с применением георадара на участке, где ранее находился храм Всех Святых Мучеников».
Так что уж не такое «частное» лицо – получалось – этот Дмитрий Геннадьевич Напара.



Продолжение следует.

Link | Leave a comment

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (16)

May. 23rd, 2019 | 04:59 pm
reposted by sprecher_24




Автором этой статьи, опубликованной в парижском эмигрантском журнале, выходившем под редакцией писателя А.И. Куприна, является Алексей Сергеевич Матвеев (1871–1952) – адвокат, в то время управляющий делами Великого Князя Андрея Владимiмировича.
Уроженец Москвы, сын художника-любителя из купеческой семьи, он окончил там 1-ю классическую гимназию, а в 1896 г. юридический факультет Московского университета. В 1897 г. Матвеев стал помощником присяжного поверенного, со следующего был присяжным стряпчим, а с 1901 г. – присяжным поверенным.



Алексей Сергеевич Матвеев.

Главным в карьерном росте было то, что начал А.С. Матвеев свой путь под руководством присяжного поверенного Сергея Александровича Шереметьевского, работавшего в фирме известных московских старообрядцев братьев Рябушинских. В 1887 г. этот адвокат участвовал в оформлении их товарищества.
О роли самих староверов в политических процессах в России см.:
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/230697.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/231043.html

Дворянин, надворный советник, С.А. Шереметьевский был еще и отцом небезызвестной морганатической супруги Великого Князя Михаила Александровича – графини Натальи Сергеевны Брасовой (1880–1952).
Именно это обстоятельство стало решающим фактором в жизни А.С. Матвеева, женатого на сестре графини – Ольге Сергеевне, скончавшейся в Москве 20 января 1915 г. от крупозного воспаления легких.



Великий Князь Михаил Александрович с Натальей Сергеевной (сидят в центре). За ними – родители последней: Сергей Александрович и Юлия Вячеславовна Шереметьевские. Слева А.С. Матвеев и его супруга Ольга, урожденная Шереметьевская. 1909 г.

Пользуясь родственной протекцией, А.С. Матвеев поступил на службу к Великому Князю, став управляющим его делами. Старший его брат Николай Сергеевич (1855–1939), живописец, ученик В.Г. Перова и И.Е. Репина, также не остался без дела: он получил заказ портрет Великого Князя.
В марте 1917 г. Алексей Сергеевич стал непосредственным свидетелем переговоров, которые вели с Михаилом Александровичем пришедшие к власти временщики, о чем он оставил воспоминания «Великий Князь Михаил Александрович в дни переворота» («Возрождение». Париж. 1952. № 24. С. 141-145).



Великий Князь Михаил Александрович.

В 1918 г. А.С. Матвеев выехал из России. Жил в Париже, активно участвуя в жизни русской эмиграции. С 1923 г. он был членом Союза ревнителей памяти Императора Николая II, в 1932-1949 гг. – старостой Свято-Александро-Невского собора в Париже, в 1948-1949 гг. председателем Союза русских адвокатов.
Скончался он 7 марта 1952 г. в Париже. Похоронили Алексея Сергеевича на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Публикуемый нами далее текст – свидетельство еще одной стороны деятельности А.С. Матвеева в период изгнания. Долгое время он был управляющим делами Великого Князя Андрея Владимiровича.











Великий Князь Сергей Михайлович.






Великая Княгиня Елизавета Феодоровна во время крестного хода в Москве.






Князь Игорь Константинович.






Князь Константин Константинович. Фотография была снята в Екатеринбурге, незадолго до убийства.









































«Иллюстрированная Россия». Париж. 1934. № 35 (485). С. 4-6.

Link | Leave a comment

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (15)

May. 23rd, 2019 | 04:59 pm
reposted by sprecher_24




ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
КНЯЖНЫ ИМПЕРАТОРСКОЙ КРОВИ ВЕРЫ КОНСТАНТИНОВНЫ




Записка «Алапаевские мученики» иеромонаха Николая. 15 ноября 1954 г.











Воспоминания полковника В.И. Шайдицкого «Конечный земной путь».
Журнал «Родные Дали». Лос-Анджелес. 1974. № 249. С. 29-31.























Письмо князя Т.К. Багратион-Мухранского своей тете
– Княжне Вере Константиновне. 23 мая 1990 г.






Эти документы из архива Княжны Веры Константиновны находятся в Москве в собрании Православного братства святителя Филарета Московского.

Link | Leave a comment

[reposted post] МУЧЕНИКИ АЛАПАЕВСКИЕ (13)

May. 23rd, 2019 | 04:58 pm
reposted by sprecher_24


Алапаевские мученики. Фрагмент иконы Зарубежной Церкви «Собор Святых Новомучеников Российских, от безбожников избиенных». 1981 г.


Где искать? И для чего?..


В 1945 г. храм Святых Мучеников отошел к Московской Патриархии. В 1954 г. он был закрыт. Участок русской земли был занят советским посольством.
Уничтожение святынь и наследия Русской Духовной Миссии в Пекине лежит всецело на совести коммуниста-большевика с 1918 г., закоренелого богоборца Павла Федоровича Юдина (1899–1968).
Большевицкую карьеру этот сын крестьянина-бедняка из Сергачского уезда Нижегородской губернии начал красноармейцем. Участвуя в гражданской войне, он стал, в конце концов, членом ЦК (1952-1961), депутатом Верховного совета (1950-1958).
Юдин избрал себе научную карьеру, достигнув впечатляющих результатов: в 1936 г. он стал доктором философских наук; с 1953 г. – членом-корреспондентом, а с 1953-го – академиком.
Философию сей ученый муж постигал в Ленинградском коммунистическом университете имени Сталина (1924) и на т.н. «философском факультете» Института красной профессуры (1931), со следующего года став директором этой кузницы красных мракобесов.
Впрочем, и сам Сталин знал цену этому «певцу сталинизма», отзываясь о нем вкупе с другим «академиком», творцом истмата и диамата Марком Митиным (Гершковичем), с присущей ему прагматикой весьма откровенно: «Митин и Юдин звезд с неба не хватают, но технику знают хорошо».
Эта хватка способствовала его стремительной карьере. В 1934-1937 гг. Юдин был заместителем заведующего агитпропом, в 1935-1937 гг. заместителем заведующим отделом печати ЦК ВКП(б), в 1937-1947 гг. директором ОГИЗа, в 1939-1944 гг. директором Института философии советской Академии, в 1943-1948 гг. руководил кафедрой марксизма-ленинизма в Московском университете.
Окончание войны принесло ему новое поприще: Павла Федоровича назначили политическим советником Советской контрольной комиссии в Германии и заместителем Верховного комиссара СССР.
Наконец, его бросили в дипломатический прорыв, назначив в декабре 1953-го чрезвычайным и полномочным послом СССР в Китайской народной республике.



Вручение верительных грамот послом СССР в Китайской народной республике П.Ф. Юдиным. Пекин. 15 декабря 1953 г.

Этому предшествовала личная просьба Мао товарищу Сталину помочь ему в редактировании его трудов, прислав человека, сведущего в марксизме-ленинизме, что предотвратило бы какие-либо «теоретические» ошибки. Таким образом, в Китае П.Ф. Юдин находился задолго до официального назначения в посольство: собранием сочинений Мао он занимался еще с 1950 года.
Назначение Юдина совпало с передачей коммунистическим китайским руководством советскому посольству территории и зданий Русской Духовной Миссии, что привело не только к закрытию всех храмов, но и к уничтожению всех построек и поруганию православных святынь.
В 1956 г., по распоряжению «философа», взорвали колокольню, а старейший Успенский храм превратили в посольский гараж.



Марксистское превращение православного храма в гараж.


Располагавшаяся в Архиерейском доме Свято-Иннокентьевская церковь была разрушена, превратившись вместе с покоями Владык в «зал для торжественных приемов» и гостиницу. В уничтоженной ризнице разместился консульский отдел. Богатейшее собрание книг, по приказу фанатика марксизма-ленинизма, сожгли.
В 1957 г. Юдин добрался и до храма Всех Святых Мучеников со склепом, в котором покоились мощи. Храм уничтожили, а крипту затопили. На его месте оборудовали детскую площадку и другие посольские постройки.



Одна из последних фотографий храма Всех Святых Мучеников. В самом конце 1946 г. ее сделал приезжавший в Пекин фотограф американского журнала «Life» Дмитрий Кессель (1902–1995), по происхождению еврей с Украины.

Трудно сказать, что бы еще наворотил этот «слон в посудной лавке», если бы 15 октября 1959 г. Юдина не отозвали из Пекина. Одной из причин такого решения были, как говорят, его теоретические разногласия с Мао, другой – несоответствие новой линии Москвы.
Лауреату Сталинской премии (1943), построившему свою карьеру на теоретическом обосновании сталинизма, трудно было воспринимать текущую действительность.
«Доходило до казусов, – вспоминал управделами Совмина М.С. Смиртюков. – Уже после XX съезда и начала борьбы с культом личности на пленуме ЦК выступал академик Юдин. […] Заканчивает выступление и вдруг по привычке как крикнет: “Да здравствует товарищ Сталин!” В первый момент у многих руки рефлекторно сложились для хлопков. А потом – полная тишина. Юдин сообразил, что маханул лишнего, и говорит: “Извините, я, кажется, ошибся”».
На родине без дела П.Ф. Юдин не остался (в 1960-1968 гг. он работал в Институте философии, в 1961-1963 гг. на недолгое время даже входил в состав членов Президиума Академии наук), но всё это было уже доживание…
10 апреля 1968 г. он скончался, выслужив «верностью генеральной линии» место на Новодевичьем кладбище.



П.Ф. Юдин.

Следует заметить: когда советский самодур отдавал приказы уничтожить храм на территории посольства, основных святынь там уже не было.
Известно, что мощи святых китайских мучеников, останки митрополита Иннокентия (Фигуровского) и архиепископа Симона (Виноградова), по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия (Симанского), в январе 1957 г. были перенесены в храм Преподобного Серафима Саровского на Русском кладбище (Свящ. Дионисий Поздняев «Православие в Китае (1900-1997 гг.)». М. 1998. С. 153).
Однако в 1986 г. коммунистические китайские власти решили снести и церковь и само кладбище.
На месте кладбища возник парк Озера молодежи, примерно треть которого занимает искусственный водоем, а остальное – поле для игры в гольф С тех пор мощи св. китайских мучеников покоятся на дне искусственного водоема.
В июне 1990 г. доктор исторических наук Г.В. Мелихов пытался узнать в Российском посольстве в Пекине что-либо о судьбе захоронений Алапаевских мучеников.
«...В посольстве, – пишет он, – мои вопросы были встречены с полнейшим изумлением: никто ничего об этом не знал... А когда выяснилось, что я занимаюсь историей российской эмиграции в Китае, то обо всем этом стали... расспрашивать меня самого» (Г.В. Мелихов «Белый Харбин. Середина 20-х». М. 2003.С. 137).
Само отсутствие каких-либо данных о мощах Алапаевских мучеников весьма красноречиво. Любое объявление о них советским дипломатам в конце 1950-х годов и позднее означало бы, во-первых, надругательство над ними, а, во-вторых, их немедленное уничтожение. Вот почему оставалась надежда на обретение их там, где они были в свое время с большими предосторожностями укрыты – на месте храма Всех Святых Мучеников на территории нынешнего посольства России в Китае.
Задача эта, однако, была не столь проста и однозначна. И дело тут не в одних лишь технических или политических сложностях. И более того, вовсе не в них.
Перечислим ряд проблем, которые нужно было постараться решить, прежде чем вообще браться за это дело.
Как мы уже писали, Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 г. в лике святых были прославлены Алапаевские мученики: Великий Князь Сергий Михайлович, Князья Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна и инокиня Варвара, князь Владимiр Палей.
Русская же Православная Церковь (Московский Патриархат) в 1992 г. прославила только Великую Княгиню Елизавету Феодоровну и инокиню Варвару. Об остальных Алапаевских мучениках и речи не было.
Таким образом, если в Пекине приступят к делу, то обязательно привлекут к этому представителей Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). И потому это будет эксгумацией останков православных, а не обретением мощей святых, уже прославленных – подчеркнем это – Зарубежной Церковью.
Другое важное обстоятельство: следует хорошенько помнить, что Промыслом Божиим мощи Августейших Алапаевских мучеников оказались тесно связаны с мощами Мучеников китайских, в свое время навсегда, казалось, сокрытых и уничтоженных руками советских и китайских безбожников.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей в 1996 г. прославил «жертвы первого в мiре красного террора рубежа нынешнего века». Была написана даже специальная икона «Собор святых мучеников китайских».




В свою очередь, Св. Синод Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) 17 апреля 1997 г. постановил «восстановить исполнение Указа Синода о почитании в лике местночтимых святых мучеников священномученика Митрофана и 221 православного мiрянина с ним в Китае пострадавших. Днем их памяти определить 24 июня (н. ст.)».
Отсюда видно, что проблема эта не только политическая, но главным образом мистическая. Целый ряд ее аспектов сегодня известен (имеем в виду, прежде всего, проблему Китая в связи с эсхатологией), но никак еще не обдуман.

См. сводку высказываний православных святых и подвижников благочестия в связи с ролью Китая в конце времен в сборнике: «Россия перед Вторым пришествием. (Материалы к очерку Русской эсхатологии)». Изд. 3-е. Сост. С. и Т. Фомины. Т. II. СПб. 1998. С. 469-474.
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/263344.html
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/256914.html

Все эти обстоятельства и следует учитывать сегодня тем, кто выступает с инициативой обретения мощей Алапаевских мучеников, тем самым дерзая взять на себя ответственность за последствия перед Церковью, Россией и – так уж получается – остальным мiром.

11/24 декабря 2004 г.


Продолжение следует.

Link | Leave a comment {4}

[reposted post] АЛАПАЕВСКИЙ АРХИВ (14)

May. 23rd, 2019 | 04:57 pm
reposted by sprecher_24















«Заря». Харбин. 1931. № 33. 5 февраля. С. 3.









«Возрождение». № 2088. Париж. 1931. 19 февраля. С. 2.






«Царский вестник». Белград. № 132. 9/22.2.1931. С. 7.

Link | Leave a comment